Document
Мартышкин труд

Миллионы людей во всем мире ― клерки, администраторы, консультанты, маркетологи, корпоративные юристы, обслуживающий персонал и многие другие трудятся на бессмысленных, ненужных работах, и они это прекрасно знают. Так быть не должно. Технологии продвинулась до такой степени, что большинство трудоемких работ могут выполняться машинами. Но вместо того, чтобы освободиться от 40-часовой рабочей недели, которой пора бы, честно говоря, стать анахронизмом в XXI веке, мы изобрели целую вселенную бесполезных профессий ни о чем.


 

Плохие рабочие места существуют, это факт: они тяжелые, там ужасные условия и копеечная оплата, но часто эти работы как раз самые полезные. В нашем обществе, чем полезнее работа, тем меньше за нее платят. В то время как работы «ни о чем» пользуются большим уважением и хорошо оплачиваемы, но совершенно бессмысленны, и люди, которые их выполняют, знают, что уйди они завтра ― ничего не поменяется. Но, если внезапно испарятся учителя, врачи, сборщики мусора, или строители, или полицейские, это заметят все.

 

«Люди, выполняющие бессмысленную работу, недовольны, потому что знают, что их работа ― г..но. На самом деле большинство людей действительно хотят верить, что они каким-то образом вносят свой вклад в мир, и если вы откажете им в этом, они сойдут с ума или тихо сойдут с ума. Рынок должен был устранить неэффективные, ненужные рабочие места, и все же произошло обратное. И мы продолжаем изобретать рабочие места ни о чем, чтобы быть хоть чем-то занятыми. Но зачем?», ― говорит американский антрополог Дэвид Грэбер.

 

В системах советского стиля должна была быть полная занятость, поэтому создавались рабочие места независимо от того, существовала ли необходимость в них. Политическое давление на вопрос до сих пор огромно, равно как и запрос на создание рабочих мест. Мы не опровергаем мысль о том, что богатые люди ― создают рабочие места, и чем больше у нас работы, тем лучше. И не имеет значения, делают ли эти люди что-то полезное; мы просто предполагаем, что чем больше рабочих мест, тем лучше, несмотря ни на что.


Но американский ученый не согласен с таким положением дел:

 

«Есть множество обществ, где люди работают три-четыре часа в день. Большинство крестьянских обществ существует именно так. Правда, во время сбора урожая работают и по 12 часов в день, но в межсезонье ― два-три часа. Вы удивитесь, но средний средневековый крепостной работал меньше, чем мы».

 

Но, на самом деле, как говорит Грэбер «человечество уже доработалось до того, чтобы самому решать, как вносить вклад». Многие ценности производятся людьми и для людей, которые не платят за эти блага и не получают полной оплаты за свой труд. Когда вы последний раз покупали книгу или платили за новый альбом любимого исполнителя, а не скачивали их бесплатно в интернете? Промолчим и о тотальном кинопиратстве. Многие люди выполняют важную работу добровольно, записываясь в волонтеры или жертвуют собой другими способами, которые никак не вознаграждаются в нашей нынешней экономической системе. Людям все равно придется оплачивать инженерные работы, медицину или науку, но мы должны приспособить наши ценности, чтобы признать, что существует множество способов внести свой вклад в общество, и многие из них не подпадают под то, что мы в настоящее время считаем «работой».

 

У нас сложная экономическая система, которая требует чрезвычайно сложной бюрократии, чтобы ее поддерживать. Кроме того, мы создали культуру, которая ее усиливает и поддерживает, а культуры не меняются так легко или быстро. Ломать через колено ― не продуктивный метод.

 

 

«Нам необходимо начать мыслить другими понятиями ― принципиально иначе организованными. В истории происходят сдвиги. В течение последних 30-40 лет воображению нет места в политике или экономике. Нам нужно изменить систему ценностей. Окупай Уолл-стрит, возможно, стало чем-то вроде этого. Люди действительно проснулись и поняли, что хотят делать что-то полезное, хотят помогать другим. Они поняли, что что-то не так, что если вы занимаетесь такой профессией, как образование или социальные услуги ― к вам не особо уважительно относятся и мало платят, а так быть не должно. Появляется класс «заботящихся» людей, которые заботятся о других и о справедливости. Нам нужно подумать о том, как создать новое социальное движение и изменить то, что мы ценим в нашей работе и жизни. У людей есть врожденное чувство осознанной работы. Им необходимо просто это артикулировать ― вместе с другими людьми, которые хотят того же», ― говорит Дэвид Грэбер.

Похожие Теги: профессии работа
Поделиться:

Похожие материалы

2092
5 коворкингов и хабов Одессы

Если вы не любите сидеть дома, а к офису душа не лежит, всегда можно обосноваться в одном из хабов города. Неважно, музыкант вы, геймер или копирайтер ― в нашей подборке найдутся пространства для всех.

16 апреля 2018