Document
«Мама сказала, что ты Курт Воннегут»: Елена Боришполец о конкурсе «Без границ»

27-28 июля в Одессе пройдет финал Международного конкурса прозы «Без границ». Это конкурс для авторов со всего мира, пишущих на русском и украинском языках. Уже сейчас вокруг проекта разгорается острая полемика ― авторы, не прошедшие в лонг-лист, засыпают организаторов обвинениями и угрозами. Поговорили с организатором проекта, Еленой Боришполец, о миссии конкурса, притеснении языков и одесских литературных проектах.


Конкурс "Без границ" в этом году отбирает тексты на русском и украинском языке. Авторы при этом могут жить в любой точке мира, а значит у них разный менталитет, разный культурный багаж, разная повседневность. Прочитав тексты, которые были заявлены на конкурс, вы можете выделить то, что их объединяет, помимо языка, на котором они написаны?

 

Могу попробовать, потому что я читала все тексты в обеих номинациях, как член жюри. Это было очень непросто, учитывая то, что я являюсь организатором конкурса в Одессе. Только на чтение текстов ушло около двух месяцев, нам даже пришлось на один день перенести объявление лонг-листа, мы физически не смогли к сроку все обработать. Авторы в день переноса результатов сидели и писали нам на фейсбуке «Але, ау…». А у нас в это время, после бессонной ночи с Юлией Пилявской, основательницей конкурса, шел трехчасовой чат Украина-Барселона, со всеми членами жюри. Все они, невероятно востребованные и загруженные работой люди. В адрес конкурса в этом году пришел 341 текст на украинском и 262 на русском языке. Это в шесть раз больше чем в прошлом году в Барселоне, и больше, чем получают некоторые одноязычные премии в Украине. Понятно, что билингва ровно в два раза увеличивает время работы над проектом и финансирование. В украинской номинации была целая серия текстов связанных с мольфарами или по касательной от чародейской темы. Как говорит мой любимый сказочник Алексей Гедеонов ― «автор что-то, где-то слышал…». В номинации на русском языке такой же фактор в сторону сказок, иногда притч. В украинской номинации был один рассказ на тему однополой любви, это очень хороший признак. Мы ждали, что будет большой поток текстов о войне в Украине, но их было не много, как по мне. Написать хороший рассказ о текущей войне ― это, на мой взгляд, высший пилотаж.   

 

 

Сейчас в Одессе проходит премия Бабеля и Зеленая волна. У вас разная аудитория? Т.е. идет речь о конкуренции, и о том, чтобы сделать свой проект качественнее, интереснее, масштабнее, и тем самым привлечь читающую и пишущую часть Одессы к себе на мероприятия, или вы ориентируетесь на разные аудитории и делить вам нечего?

 

Делить нам с премией Бабеля точно нечего. Мы билингвистический международный проект «Без границ». Отвечаем только за свое развитие и видение культурной традиции. У нас нет никаких, по сути, рамок, мешающих автору получить свою премию или коммуникацию с редакторами, ведущими критиками, писателями, организаторами. Мы читаем абсолютно все тексты вслепую. Никто не знает автора (кроме Юлии Пилявской, она обрабатывает письма соискателей), пока все члены жюри не выставят свой бал и не выберут лонг-лист. Наша миссия может меняться в зависимости от страны реализации проекта и культурной ситуации. Мы за создание среды, тусовки, в которой происходят крутые коммуникации по интересам. В этом году мы концентрировались на Украине и технически и локально. Испанский фонд украинки Юлии Пилявской Andprose General Multicultural Ltd в этом году объявил год украинского языка в рамках окололитературной своей деятельности, и Юля решилась делать конкурс в Одессе, и удвоила соответственно призовой фонд. Мы в этом сезоне столько всего сделали, включая бренд и состав жюри, и двухдневную программу мероприятий в библиотеке Грушевского. Эта огромная работа конкурса длится восемь месяцев. Только те, кто делает проекты, понимает масштаб такой работы. Многие в нашей стране не осознают, что частную инвестицию такого характера нужно глубоко уважать, я уже не говорю ― поддерживать. Я обращалась к организаторам выставки-ярмарки Зеленая волна в Одессе с просьбой помочь хотя бы с локацией для мероприятий финала. Наш призовой фонд составляет 1800 евро на две номинации. Программа мероприятий напрямую связана с миссией ярмарки, если речь идет о миссии. Но мне сказали, что ничем помочь не могут, и предложили на финансирование «Без границ» проводить отдельный проект в рамках и под брендом Зеленой волны, а на локацию искать себе спонсора или партнера. Мы отказались от такого предложения. Я обращалась к областным властям, ходила по кабинетам, писала письма. В итоге нас поддержала областная библиотека им. Грушевского. Они увидели презентацию проекта и поблагодарили нас за то, что мы выбрали их. Партнера по локации, в общем, я нашла.

 

По каким критериям вы отбирали лонг-лист? Какие вообще впечатления от присланных работ?

 

Любой конкурс, премия ― это всегда доверие к жюри. Подбирали мы жюри сезона по принципам профессионализма и доверия. И работали мы с ними по этим же принципам. Я много раз была участником различных литературных «соревнований», в том числе международных, и поэтому наверняка знаю обе стороны этой медали. Отправляешь текст на конкурс ― будь готов к тому, что он окажется вне зоны вкуса, интересов члена жюри. Не готов, тебе уже: мама, бабушка, подруга сказали, что ты Курт Воннегут, все ― ты победитель, тебе не нужно развиваться и конкурс тебе ни к чему. Ты уже пришел к цели. Конкурс ― это ниточка, шанс для тех, кто может и хочет работать и чего-то добиться, но он не гарантия ничего абсолютно. К нам приходили тексты, которые почти единогласно членами жюри прозой не были признаны в принципе. Поэтому, впечатления от текстов смешанные. Но я знаю уже на стадии лонг-листа, что один автор так попал текстом в члена жюри, что уже никакого значения не имеет, станет ли он призером, он его издаст в любом случае. Весь процесс конкурса ― это сложный механизм, замешанный на культуре, этике, воспитании, способности понимать вообще суть таких проектов, их масштаб, я уже не говорю про то, что неплохо бы просто уважать людей, которые их создают. В день объявления лонг-листа мгновенно в адрес жюри стали поступать показательные авторские комментарии, свидетельствующие об отсутствии элементарной культуры общения. Обвинения, требования, вплоть до угроз.

 

 

Расскажите подробнее про обиды и угрозы: когда начали поступать, чего именно от вас в данный момент хотят, чем недовольны?

 

Ой, на странице конкурса в фейсбуке все есть. Мы ничего не удаляли. Нас гнали поганой метлой, обещали, что в Лондоне нас «разоблачат» и порвут, махали в воздухе ЦПК и ПК, писали, что мы просто собрались украсть шедевры авторов (которые не вошли в лонг-лист) и сколотить состояния на издание этих шедевров в переводах в других странах, находили какие-то связи по фб у нас с финалистами, обвиняли в подложных результатах (я даже не знаю, что именно имелось ввиду), почти дошли до притеснения нами украинского языка. Ну и требования конечно были. «Немедленно вывесить все тексты и пускай не шайка жюри конкурса «Без границ» определяет кто победитель, а народное голосование», например. Это не все, были и более психоделические картинки. Вообще, высказывать свое мнение по любому поводу ― это нормально. Я высказываю всегда. Мне часто не нравится тот или иной автор, победивший в других проектах, и я могу смело сказать об этом. Это заканчивается, как правило ― непониманием. И я это принимаю. Это такой оппозиционный процесс развития своего проекта от обратного, так рождается здоровая конкуренция очень  узкого сегмента событий. Но есть вещи за гранью «высказывания мнения». Сейчас у меня только одна проблема, учитывая опыт в литературных проектах Англии и Испании, основной моей задачей до конца сезона «Без границ», становится методичное проговаривание следующей мантры:

 

«Дорогой мой председатель, писатель, создатель и единственный инвестор Юля Пилявская, держись, если хочешь сделать что-то важное для Украины, придется за это заплатить в двойном размере и заработать как-то еще себе на психотерапевта.»

 

Она держится.

 

Как авторы приплели притеснение языков в билингвальный конкурс?

 

Магическим математическим путем. Раз прислали на конкурс 341 текст на украинском языке, а на русском 262, то в лонг-листе, в номинации на украинском языке не может быть, по мнению авторов, меньше текстов, чем в номинации на русском. Т.е. уровень текстов в учет не берется вообще, просто по принципу, чем больше чего-то есть, неважно чего, тем лучше мы живем. Номинации вообще никак не связаны между собой, у них даже основной состав жюри разный. Нам так и написали: «не верим, что в украинской номинации могут быть слабее тексты». Неверие такое переходящее в абсурд. То, что «Без границ» создан в поддержку билингвы, что у него есть вектор, характер и стратегия, что все это прописано сто раз на сайте конкурса (часть авторов не читает правил Положения конкурса) в социальных сетях, что мы выступаем против манипуляций на языковом поле, и создаем условия для литературной среды, на это в целом многим наплевать.

 

 

Как вы защищаетесь от таких нападок?

 

Защищаемся миссией. Результатом. Развитием. Если жюри заметит одного автора и издаст, начнутся коммуникации, значит, мы все делаем правильно. В следующем году мы планируем проводить конкурс в Лондоне, возможно, добавлять третью номинацию на английском языке. Для этого нам нужны партнеры, сами мы не справимся с такой задачей. Следующий год будет зависеть от финансирования, от внимания к проекту в стране. Мечты о более высокой планке и уровне ― это тоже защита. В подобных нашему конкурсу я нашла всех своих самых дорогих после семьи людей ― друзей, партнеров, любимых писателей и поэтов, издателей. Меня закаляли беспощадные и крутые редактора толстых журналов. Годами одни говорили мне: «выкинь все это на помойку и начни сначала», «лучше не пиши», «читать и писать, читать и писать, читать, читать, читать…», другие засыпали от моих текстов и стихов, третьи сидели часами и разбирали ошибки, протягивали руку помощи из других стран, выдвигали мои стихи на премии, будучи крутыми поэтами и прозаиками писали рецензии на стихи никому неизвестной девочки Лены Боришполец из Одессы. Все это продолжается и сейчас.

 

Недавно в рамках "Зеленой Волны" была презентована "Новая одесская проза". И Евгений Голубовский усматривает в сегодняшних авторах продолжателей линии Бабеля и той самой одесской литературной традиции. Как вы думаете, влияет ли такой подход на самомнение авторов и их способность адекватно оценивать то, что они пишут?

 

Я не присутствовала на проекте «Новая одесская проза», который представил Евгений Михайлович, мне сложно комментировать, но если говорить об Ане Костенко, то ее «Цурки-гілки» ― настоящая одесская литература на украинском языке, на мой взгляд, и в ней наверное можно усмотреть линию Бабеля. Но это требует более глубокого анализа. А вот насчет прозы Вити Бревиса по линии Бабеля, я бы так не сказала. Линия любого из больших писателей никак не делает никого большим писателем. Оценивает, в итоге, автора ― читатель. Но для этого еще надо донести свои тексты до него.  

 

И давайте о хорошем. Что вас порадовало в сезоне этого года? Что вы считаете своими победами в организации премии? И почему на мероприятия "Без границ" нужно идти обязательно?

 

Меня порадовало в этом сезоне все. И я не шучу. Во-первых, мы проводим его в Одессе, не только для авторов, но и для одесситов. Во-вторых, это только второй сезон конкурса, а мы уже имеем более 26 стран участниц, свой кейс бренда «БезМеж» от  Masters дизайн-агентства, первый мерч конкурса, двухдневную программу мероприятий от Ивана Козленко, Ганны Улюры, Алексея Гедеонова, Юрия Володарского, Юрия Ковальского, молодого автора с украинскими корнями из Барселоны Юлии Петровой, ее роман был презентован на Книжном Арсенале в этом году, и мастер-классом от основательницы конкурса Юлии Пилявской. Вход на все наши мероприятия ― свободный. Программа конкурса составлена так, чтобы это было максимально полезно и интересно всем людям окололитературного процесса, и перетекало в открытый доступ к спикерам, в тусовку, в обмен чем-то важным. Нас поддержал в этом году журнал культурного сопротивления ШО, пока только подарками, но наступит день, когда авторы нашего конкурса будут на его страницах, так же, как сейчас члены жюри. А еще, я уверена, что будет много классных неожиданностей для наших авторов. Потому что, в конце концов, это они главные герои нашего романа без границ.

Похожие Теги: литература писатели
Поделиться:

Похожие материалы