Document
Люди Одессы: об Андрее, которого по жизни ведёт мечта

Андрей Шелковский – 18-летний одессит, который пробует жизнь на вкус и выбирает свой путь опытным путём. Он не боится перемен, скорее сам их выбирает – ведь только так можно определить, что подходит именно тебе. О представителе нового поколения Z и сумасшедшем драйве в одной истории.


Андрей родился в Одессе, но уже четыре месяца живёт в Киеве. Говорит, что об одесском детстве и вспомнить особо нечего. Настоящая жизнь началась с поступления в Политех, в стенах которого он, правда, решил долго не задерживаться. Даже придумал себе «бабушку» и трогательную историю о её «болезни», чтоб досрочно сдать сессию и быть свободным. Работать и зарабатывать деньги выглядело куда интереснее, чем отсиживать пары от звонка до звонка. А работу себе Андрей нашёл буквально сразу после школы. Поступив в ВУЗ, он переехал жить в общежитие и устроился в кондитерский цех известной украинской сети кафе. Как оказалось, привычка «застрять с мамой на кухне» уже через два месяца принесла парню звание главного кондитера. Помимо этого, он записался на вокал, пошёл в актёрскую студию, а в оставшееся время ещё и рисовал картины на заказ.

В кондитерском цеху Андрей проработал около года, но даже сейчас, когда он в Киеве, мама ему регулярно звонит не только с целью узнать, как поживает её сын. А и уточнить, например, правильное количество ингредиентов в том или ином десерте. Андрей смеётся, что мама у него – жуткая сладкоежка и рассказывает, с чего началось его увлечение кондитерским делом:

Первая была шарлотка, бабушка учила. Мне тогда было где-то 13 лет. Говорила, мол, вот тут жди, а здесь надо отсоединить белки, а там ещё на немного оставить в духовке… Правда, она показывала неправильно, но это я сейчас уже понимаю... Раньше она меня учила, а сейчас бабушка звонит маме, мама звонит мне, и я уже говорю: «Не делай вот этого. Это неправильно, оно сразу осядет… (смеётся)». Вот, например, муссовый европейский вид торта. Мусс на основе белого шоколада и жасмина с компоте из манго, конфи из чёрного кунжута. Нежный слой – это влажный брауни из чёрного шоколада, покрытый зеркальной глазурью и украшенный ягодами ежевики. Это моё коронное блюдо, да, а начиналось всё с шарлотки... (смеется). В среднем на хороший торт у меня уходит около 22-ух часов. Я люблю, когда всё аккуратно, качественно и в итоге десерт хочется съесть глазами.

Как истинный представитель поколения Z, Андрей думал и об открытии собственного корнера с выпечкой. Рассказывает, что в 17 лет разработал бизнес-план и уже даже нашёл способы раскрутки заведения через интернет. Но, добавляет, даже с ним постоянно чего-то не хватало: сначала средств, потом команды единомышленников, а в итоге - съёмной квартиры с электроплитой. Несмотря на это, Андрей продолжал оттачивать навыки.

Когда мы провожали одноклассника в Грецию, я испёк особенный торт, он был … ну очень интимный торт. Скажем так, это был контрастный чёрный торт с розовыми под зеркальной глазурью гениталиями. Это всё было в виде солнышка, украшенного французскими макаронами, и мы ещё написали, что мы тебя любим и не забудем… (смеётся). Мне ребята сначала подарили эти формочки и, собственно, они пригодились. В итоге друг удивился, а его родители, когда увидели торт в холодильнике... ну повеселились.

Но в какой-то момент Андрей решил отложить поварское дело и устроился администратором в один из коворкингов. Там он проникся разработкой проекта образования подростков в сфере iT. Потом попробовал поработать официантом и неожиданно даже для себя вдруг ушёл во флористику. И тоже имел успех: 

Ты можешь взять какой-то плинтус, проволоку и соединить их с цветами таким образом, что получится арт-хаусная композиция. В этом есть эстетика, в этом есть красота. На той работе меня больше всего поразил подход к цветам –  буквально как к детям, а я люблю детей. И да, нет никакого секрета хранения цветов – просто холодная вода, которую через день надо менять, а стебли подрезать под углом –  всё.

Но и флористика оказалась не совсем тем, чему хотелось посвятить свою жизнь. Научившись искусному сложению букетов, языку цветов и современной подаче, Андрей снова всё поменял. Он просто уволился из цветочного магазина и несколько дней ничем не занимался. Но это же Андрей, у него так не бывает.

После увольнения я почувствовал себя максимально свободным человеком. А на четвёртый день моего нового образа жизни я сидел в кафешке, это была пятница, и разговорился с баристой. Им нужен был кондитер на киевскую точку, предложили мне... Я сказал, что надо подумать, взвесить все за и против. В итоге в понедельник мне позвонили «прособеседовали» и через два дня я уехал в Киев. Это было очень спонтанно, но вот с третьего июня я работаю в Киеве.

За это недолгое время Андрей уже много чего перепробовал и, кажется, сама судьба вернула его к созданию десертов, хоть и в Киеве. И может это повод остановиться, но нет. Ведь столько всего в его жизни пока не охвачено:

Всё лето я проработал кондитером. Сейчас хочу выходить в сторону модельного бизнеса, но только чтобы это было серьезно. Параллельно думаю по поводу учёбы –  во Франции либо в Испании. Но в тоже время до сих пор рассматриваю вариант где-то укоренить себя в Киеве, что-то своё открыть. Я бы хотел, чтобы через 10 лет у меня было больше чем сейчас, внутренне. Вот хотел бы писать музыку ещё.

По рассказам Андрея, становится ясно – столица его приняла хорошо, и возвращаться в город у моря он пока не собирается. Слишком много всего интересного происходит за пределами малой родины. И хоть Одесса остаётся местом рождения, Киев позволяет задуматься о большем. Сравнивая эти города, Андрей говорит мало: 

Одесса – это город, который меня многому научил, дал понимание во многих моментах, но в итоге съел. А Киев – город морального штиля, я тут научился ещё больше слышать себя.

Между строк одессит дает понять, что всё ещё в поиске себя. На его щиколотке есть татуировка в виде двух чёрточек. На вид они быть может и просты, но это тату имеет большой смысл для нашего героя:

Год назад я лежал на крыше дома на улице Гаршина, возле моря, отмечали сразу три дня рождения. Было три-четыре часа утра, а я лежу и понимаю, что не хватает какого-то внутреннего счастья и независимости, чтобы стать индивидуальностью. И вот я набил две чёрточки, из которых в будущем хочу сделать единицу. Она пока что разорвана.