Document
Кто и зачем погружает Одессу в долги?

Так уж повелось, что каждый новый мэр Одессы начинает свое правление с сетований на то, что «папередники» набрали слишком много долгов, а ему теперь рассчитываться. В свое время жаловался и действующий городской голова Геннадий Труханов. Долги Алексея Костусева он быстро погасил, а с 2017 года начал делать собственные. Взял уже 3,5 миллиарда, а на последней сессии горсовет позволил мэрии одолжить еще 1,2 миллиарда. Теперь мы должны половину годового бюджета. Возможно, что когда-нибудь в старости, наблюдая цветущую Одессу с балкона своего пент-хауса, Труханов напишет в своих мемуарах: «По-настоящему каденция мэра начинается только тогда, когда он может брать в долг и длится до тех пор, пока он этот долг может возвращать». Чем же закончится наша история с долгами?
 


Что случилось?

Если вкратце: Одесса возьмет 5-й с 2017 года займ на сумму 1,2 млрд грн под 12% годовых у трех государственных банков — «Укргазбанка», «Ощадбанка» и «Укрэксимбанка». Таким образом одесская мэрия успела набрать кредитов на 4,7 млрд грн.  При этом на каждую гривну долга ежегодно начисляется от 11,5 до 18% годовых, в зависимости от условий конкретного кредита. 


Только на обслуживание долгов в этом году заложено 4,8% расходов городского бюджета (около 450 млн грн). А вот «тело» займов мы пока не возвращали. Начиная с 2017 года, все кредиты брались на 5 лет. Поэтому с 2022 года придется выплачивать аккурат по миллиарду каждый год.
Ни команду Геннадия Труханова, ни большинство депутатов Одесского горсовета это, похоже, не смущает. Ведь у нас есть огромный профицит — превышение доходов бюджета над расходами. В бюджете на 2021 год заложен профицит в 870 млн гривен. По итогам года он может достичь 1 миллиарда — пока что Одесская мэрия тратит на 12% меньше плана. И да, это не мешает чиновникам говорить о том, что денег нет даже на кислородные концентраторы и брать новый кредит.


История не нова. В 2017 году Одесса положила на депозит 600 миллионов, в 2018-м — еще 700, в 2019-м — всего 300. В каждый из перечисленных годов мэрия одалживала по миллиарду.
 

«Власти выгодно одалживать, несмотря на выплаты и проценты, — говорит политолог Василий Зырянский. — Есть возможность ускорить реализацию каких-то дорогостоящих проектов. Есть понимание, что даже если долговая пирамида приведет город к дефолту, то государство спишет эти долги. Иначе будут проблемы с местными властями перед выборами. В общем, это такая игра со своими избирателями и с центральной властью», — считает эксперт.
 

Кредитные деньги шли в основном на дороги и капитальные ремонты социальных объектов — школ, детских садов, больниц, иногда — памятников архитектуры. Также кредиты помогали оплачивать программу замены и модернизации лифтов — самый успешный кейс команды Геннадия Труханова, по которому Одессе нет равных в Украине. 


Впрочем, у других городов есть свои успехи, которым могут позавидовать и одесситы. Например, Винница и Мариуполь лидируют по развитию городского транспорта, Львов — по ремонту и строительству новых объектов инфраструктуры, Днепр — по реконструкции систем отопления и освещения, а Харьков — по благоустройству и развитию зеленых зон. Все указанные города брали кредиты, но именно Одесса занимает по ним первое место в стране (если считать в процентах от бюджета).
 

Не долг, а святая обязанность
 

На сессии 29 апреля депутаты решали вопрос самой возможности кредита, а не его использовании (на что конкретно тратить деньги — решат на следующей сессии). Между тем, и сторонники, и противники займа говорили в основном о расходах и приобретениях.


«Лифты и дороги нужны уже сейчас, а не через 5 лет», — настаивал Олег Звягин из «ЕС».

 

«Нас услышали в Киеве и разрешили включить расходы на кислородные концентраторы», — напоминала Елена Коробкова из «СН».


Глава депутатской комиссии по ЖКХ Александр Иваницкий из «Доверяй делам» подчеркнул что кредит позволит модернизировать освещение на некоторых улицах, а это позволит экономить  35% на электроэнергии и лампочках.

 

Но самой убедительной все же была Светлана Бедрега, директор департамента финансов. Она пояснила, что Минфин не видит проблемы, если задолженность города не превышает объема бюджета развития на ближайшие 2 года (в Одессе это 5,5 млрд грн), а платежи по нему — 10% общего фонда (более 800 млн грн). То есть, пока город вписывается в эти параметры — все хорошо. Также Бедрега рассказала душещипательную историю о ребенке с ДЦП, который живет на 10-м этаже в доме, где не работает лифт.


«Надо брать» — решили депутаты и потянулись к кнопкам для голосования. Поддержали займ все без исключения представители «Доверяй делам» и «Европейской солидарности» и подавляющее большинство «слуг».  Депутаты от «ОП-ЗЖ» и «Партии Шария» не поддержали кредит единогласно.
 

Кредит — это воровство у будущих поколений!
 

Наиболее развернуто займ раскритиковал Роман Сеник из «ОП-ЗЖ»:
 

«У Одессы уже есть 3,5 млрд долга. Мы выплатили тело кредита немного больше миллиарда, а процентов заплатили дополнительно 745 миллионов. Брать кредит под 12% на год допустимо и выгодно. Но мы берем кредит на 5 лет и 12% будем платить каждый год. В итоге, вернем на 350-400 млн больше, чем взяли. И это без учета других кредитов», 

Интересно, что даже оппоненты «кредитной истории» оспаривали не сам займ, а его использование и источники финансирования — действительно, у того же Европейского банка реконструкции и развития ставка редко превышает 7%. К тому же, ряд мировых и европейских фондов охотно дают кредиты и безвозвратные гранты на отопление, утепление домов, модернизацию транспорта и систем освещения — все, что снижает выбросы СО2. За последние годы гранты на несколько миллионов евро каждый получили Полтава и Кременчуг, Луцк и Ровно, Житомир и Винница. Лидером стал Львов, который с 2013 года договорился о 35 миллионах евро безвозвратной помощи. Кстати, гранты и иностранные кредиты требуют суровой отчетности...
 

Под покровами кредита
 

Итак, история темная. У Одессы есть деньги, которые она не тратит. И в то же время, Одесса берет кредит, по которому нужно платить проценты. В 2021 году город сэкономит почти миллиард. Еще 450 млн мы могли бы сэкономить, если бы не платили по процентам. 


Между тем, основные средства этого и предыдущего кредитов предлагается направить на капитальные ремонты дорог и объектов социальной инфраструктуры.  В этой связи интересное исследование сделала организация «Інститут розвитку міст». Там полагают, что Одесская мэрия завышает стоимость капитальных ремонтов в разы. 
 

Например, хорошая дорога, на которой полностью заменили твердое покрытие и переложили кое-какие коммуникации, обходится городу в 300 долларов за кв. метр., а благоустройство сквера «Регенсбург», — в 200 долларов. Ремонт детской больницы №3 на поселке Котовского оценивается в 70 тыс. грн за метр, корпуса больницы на Лидерсовском бульваре — в 17 тыс. за метр. Во столько же оценен ремонт спортзала школы №122, а за капремонт небольшой школы №4 на Адмиральском проспекте в мэрии готовы выделить сразу 80 миллионов гривен — просто представьте, что можно сделать, если с каждого ребенка в классе собрать по 110 тысяч.


Но самым наглядным примером освоения средств в «Институте» считают ремонт и реставрацию здания мэрии на Думской площади. Смета — 110 млн грн. Тендер был объявлен еще до голосования по кредиту. Работы — ремонт части полов с заменой линолеумов, гидроизоляция 15% поверхности крыши, покраска стен водоэмульсионной краской, частичное укрепление фундаментов. И... по 25 тысяч гривен на каждый метр здания. 


Отметим, что здание на Думской потихоньку ремонтируется с 2017 года. Интересен и пример зоопарка — за несколько лет на него было выделено 127 млн грн, а за счет кредита-2021 хотят добавить еще 40 млн грн. Между тем, строительство школы на поселке Котовского (бюджет — 180 млн грн) идет шатко-валко, а «Альтаиру» и Слободке за право строить школу придется сражаться не ранее 2023 года.
 

В общем, к кредиту и его использованию есть много вопросов. На многие из них могут ответить лишь специалисты: финансисты, сметчики, прокуроры. У избирателя задача другая: просто следить, насколько улучшилась или ухудшилась жизнь за последние годы. И потом делать выводы в кабинке для голосования.