Document
Кто виноват и что делать: об обрушении жилых домов в Одессе

Меньше чем за два месяца в Одессе частично рухнули три жилых дома и одно нежилое здание. Десятки людей остались без крыши над головой и при сомнительных перспективах. Почему одесские здания рассыпаются на глазах, и могут ли жильцы, лишившиеся своих квартир, получить возмещение ущерба, разбирался журналист Лоции.


Почему исторические в Одессе разрушаются с опасностью для жизни? Виноват возраст здания, недобросовестность застройщиков, «роющих по соседству», или же действия городской власти, которая закрывает глаза на серьёзные грдостроительные нарушения? Как бы там ни было, забота о городе – это прямая работа и обязанность Одесского горсовета. Но что мы имеем, в результате их работы? 
 

#Польский спуск, 9

Фото:
Думская

7 апреля на Польском спуске, 9 обрушилась часть жилого трёхэтажного дома. Там находилось восемь квартир, в которых проживали более 20 людей. После обвала здания пострадавших отселили в лагерь «Мечта», но вскоре жильцам пришлось вернуться в свой аварийный дом и приспособиться к жизни в частично уцелевших квартирах. В горсовете рассказывают о том, что после обвала департаментом городского хозяйства была заказана комплексная экспертиза, которая и определит дальнейшие действия. И это при том, что обрушившийся флигель имеет статус аварийного с 1996 года, а в 2018 году там ещё и случился пожар. То есть 24 года назад здание объявили аварийным, а экспертизу заказали только после того, как флигель рухнул.
 

#Торговая, 20

18 мая рухнула часть жилого четырёхэтажного дома на Торговой, 20. 44 человека остались без крыши над головой. По основной версии гсчсников, обрушение произошло из-за строительных работ на соседнем участке (на месте разрушенной бани) – там экскаваторами рыли фундамент для двухэтажного паркинга. Водитель экскаватора исчез с места обрушения и до сих пор находится в розыске. Хотя разве можно назвать его главным виновником произошедшего?

 

Сейчас в доме находиться опасно, и людей отселили в гостиницы до заключения экспертной комиссии, которая должна будет сообщить, пригоден ли дом для дальнейшего проживания. А пострадавшие жильцы пока даже не понимают, что их ждёт дальше. Так, Марина Майнуйлина говорит, что общалась с представителем застройщика:

К нам приходил представитель застройщика. Мы предъявили список того, что у нас пропало и обрисовали характер разрушений. Он пообещал, что нам выделят материальную помощь. Но пока всё это такой организационный период, а что будет дальше пока неизвестно. Нам вот предложили или в гостинице жить, или на квартире – временное жильё предоставляют на какой-то период. Но на какой именно период – непонятно. Так что мы все (пострадавшие жильцы дома на Торговой.20 – прим. Ред.) решили, что останемся вместе в гостинице, чтобы как-то общаться, поддерживать друг друга и новости узнавать.

Среднефонтанская, 29
 

18 мая рухнула часть жилого четырёхэтажного дома на Торговой, 20. 44 человека остались без крыши над головой. По основной версии гсчсников, обрушение произошло из-за строительных работ на соседнем участке (на месте разрушенной бани) – там экскаваторами рыли фундамент для двухэтажного паркинга. Водитель экскаватора исчез с места обрушения и до сих пор находится в розыске. Хотя разве можно назвать его главным виновником произошедшего?
Сейчас в доме находиться опасно, и людей отселили в гостиницы до заключения экспертной комиссии, которая должна будет сообщить, пригоден ли дом для дальнейшего проживания. А пострадавшие жильцы пока даже не понимают, что их ждёт дальше. Так, Марина Майнуйлина говорит, что общалась с представителем застройщика:
 

К нам приходил представитель застройщика. Мы предъявили список того, что у нас пропало и обрисовали характер разрушений. Он пообещал, что нам выделят материальную помощь. Но пока всё это такой организационный период, а что будет дальше пока неизвестно. Нам вот предложили или в гостинице жить, или на квартире – временное жильё предоставляют на какой-то период. Но на какой именно период – непонятно. Так что мы все (пострадавшие жильцы дома на Торговой.20 – прим. Ред.) решили, что останемся вместе в гостинице, чтобы как-то общаться, поддерживать друг друга и новости узнавать.

22 мая на Среднефонтанской, 29 обрушилась часть жилого двухэтажного дома. Больше всего пострадали две квартиры, двух жителей которых отселили в гостиницу. На место выехали представители горсовета и пообещали провести строительную экспертизу, а потом решить, что делать с домом – сносить или восстанавливать. Об этом сообщил заместитель директора департамента городского хозяйства Одесского городского совета Виталий Цуркан:
 

Строительная экспертиза уже заказана. В течение пяти-шести дней будет дано заключение о том, какие работы нужно будет выполнить в первую очередь – либо усиление конструкции, любо разбор всей конструкции. Пока же проводится экспертиза, проживать жителям в своих квартирах небезопасно и не рекомендовано.» 

Периодически из уст чиновников проскальзывают фразы о том, что дома уже старые, поэтому неудивительно, что они падают. Но ведь Одесса – не единственный город в мире, где есть исторические здания. И там, в тех других странах, памятники архитектуры выглядят надёжными и красивыми. Архитектор Николай Чепелев подтверждает нашу мысль о том, каким образом можно сохранять старый фонд: 
 

Многим домам в Одессе уже больше 100 лет, они строились из определённых материалов, и они требуют внимания и ухода. А за последние 30 лет настоящим ремонтом по сути никто не занимался. Соответственно, те здания, которые хуже всего себя чувствовали, обваливаются первыми. И для этого достаточно даже небольшой вибрации. Плюс город стоит на катакомбах, и при определённых нагрузках происходит просадка грунтов, которые находятся выше.

А сегодняшняя политика Одесского городского совета приводит к тому, что высотками застраивается весь город – не только спальные районы и побережье, но и исторический центр. И в результате при строительстве нескольких высоток город теряет несколько старинных зданий. Давно понятно, что местных чиновников исторический облик не волнует, ведь большая стройка не останавливается ни на минуту. Но вот безответственность по отношению к горожанам пугает. Ведь люди либо просто остаются без крыши над головой, либо продолжают жить в аварйиных условиях, рискуя своей жизнью каждый новый день. Юрист Оксана Тарасенко говорит, что все жильцы, чьи квартиры разрушены в результате обвалов зданий, имеют право на денежную компенсацию или квартиры такой же площади как у них были: 
 

Если в результате строительной экспертизы будет доказана причинно-следственная связь между действиями застройщика и обрушением соседнего здания, и в результате вина застройщика в обрушении будет доказана, последний обязан будет возместить причинённый ущерб. На компенсацию могут претендовать как собственники приватизированных квартир, так и наниматели квартир государственного или коммунального жилищного фонда (неприватизированные квартиры), при условии, что они документально докажут законность получения ими квартир в пользование. Это может быть как денежная компенсация, так и предоставление другого равнозначного жилого помещения.

И, конечно, прекрасно, что по закону пострадавшие имеют право на компенсацию. Вот только в Одессе так просто всё не делается. Вот, к примеру, история жителей Книжного переулка, жизнь которых больше напоминает реалити-шоу «Как не погибнуть у себя в квартире».