Document
Король рок-н-ролла вернулся: Стас Подлипский о матерных песнях, бандитах и церквях

Сложно найти на одесской рок-сцене фигуру более противоречивую и яркую, чем Стас Подлипский, которого одни называют «королем рок-н-ролла», другие - «королем подонков», но нет таковых, кто не признавал бы его необузданного таланта и неукротимой харизмы. Одно время считалось, что Подлипского не существует физически, мол, давно уже умер от СПИДа да и вообще топтал ли он поверхность земного шара, тот еще вопрос. Тем не менее, идут годы, а автор «Одесских песен о новом» по-прежнему в рок-н-ролльном строю. Пока что он трезв, влюблен и весьма энергичен, репетирует старые хиты и рисует новые картины. «Лоция» воспользовалась этим целительным для исполнителя затишьем и пообщалась с ним по душам.


Август. Одесса. 2021. Один из живописных одесских двориков на Новосельского. В беседке на лавке сидит человек с большим жизненным опытом и ворохом песен за спиной. Видно, что ему тяжело. Подлипский потягивает кофе и курит. Каждое его возвращение в родную Одессу оборачивается смертельным боем и строится по одной и той же схеме: музыкальные планы - лихие друзья-уход в штопор - выступление (успешное или провальное) - крутейшее пике - бегство из Одессы и спасение за ее пределами. В таком ключе он живет на белом свете 52 года и, слава Богу, жив.  Более того, за минувший год Подлипский умудрился выпустить сразу два альбома: условно религиозный и лирический «Песни любви». Последний откровенно хорош: тут собраны красивые песни о любви к дочери, маме, взаимоотношениях с высшими силами. Все сделано на широкую ногу: громкие аранжировки, рок-гитары, буйные барабаны. И блестящий вокал  Подлипского, который в очередной раз показал, что на одесской рок-сцене у него нет конкурентов. Уже завтра, 26 августа, он будет сдавать новый экзамен - в клубе «Трумэн» «Клуб унылых лиц» покажет новую прогамму.  

О НОВОЙ ПРОГРАММЕ "ИДИ-КА ТЫ НАХУЙ"

«Новая программа рассчитана более чем на два часа и состоит из старых боевиков. Среди них как те что мы играем регулярно, так и те, что основательно подзабыты. Речь идет о таких песнях как «Євген Витрухатель», «Иди-ка ты нахуй», «На Палерму за соломой». Еще не так давно я, пребывая в религиозных структурах, отказывался их петь, но сегодня имею уже другое мнение. Это моя жизнь, эти песни рождены мною, и отказываться от них нельзя. Кто-то может сказать, что там есть пропаганда наркомании, но это не так. Та же «На Палерму за соломой» - это история о том, что может стать с человеком, если он погрузится в мир наркотиков. К сожалению, блатных песен вроде «Люськи в программе не будет, так как ребята из «Клубаунылых лиц» играть их наотрез отказываются, хотят только роковые композиции, андеграунд».

О КОНФЛИКТЕ С ЦЕРКВЯМИ

"По-большому счету новая программа с матными песнями - это вызов религиозным структурам, которые удерживают людей в рабстве. Что в Сибири, что под Киевом, где я был длительно, меня использовали. Постоянное участие в прославлениях, утренних, вечерних, ночных, уроки по пению, гитаре, концерты для бездомных.И в итоге у меня отбирают гитару, личные вещи, и говорят, что все это принадлежит не мне, а церкви. Я смотрю на свои фотографии тех лет и вижу грусть в глазах. Сейчас же я чувствую себя счастливым, потому что освобождает не церковь, а Бог. Когда я два месяца назад вернулся в Одессу, то продал право исполнения трех своих хитов ("Налетчик Душечка", "Люська", "Стелются туманы по Фонтану") группе"Коммуна люкс", были запланированы съемки клипа, в котором я должен был исполнить главную роль. И тут я очень жестко забухал, меня решили заменить на другого актера. Однако девушка-сценарист из Киева, узнав об этом, уперлась. Говорит, мол, я сценарий под Стаса писала, иначе все это не имеет смысла. Решила меня спасать. И вот лежу я как-то утром в угаре, в руках бутылка крепкого пива. Звонок в дверь. Приходит и говорит "привет, меня зовут Рита, я сценарист". И закрутилось, у нее с собой порошки какие-то были для очищения крови, кроме того, она психолог. Так что за три дня она перенастроила мое сознание от умирания к созиданию. Так что спасла меня не церковь, а любовь".

 

О ПАЛЕРМО, МЕНТАХ И БАНДИТАХ

 

«Песня "На Палерму за соломой" - это все автобиографическое, я ведь там жил рядом. Мне родители купили квартиру на Поскоте, второй дом от железной дороги. Я им говорю, что вы делате? Я с 14 лет на учете у нарколога, а вы меня на Палермо селите. Много воспоминаний осталось. Однажды я пришел туда, взял семь «точек» и вместо того, чтобы сразу там вмазаться, как это все делали, решил взять с собой. Только вышел, а на меня со всех сторон четыре мента насели, в наручники защелкнули и начинают, мол, давай думай. Говорят, давай 60 рублей, иначе сядешь.У меня денег не было, а вот друг-гитарист Коля Клоп, который торговал очками на поселке Котовского, был. Повезли они меня к нему, мол, выручай кореша. Он им говорит: «у меня есть 30 рублей и кассета Стаса Подлипского с блатными песнями». Ну и очки каждому из них определил, они согласились. Через пару дней снова встречаю этих ментов, и они уже ко мне совсем иначе. Мол, мы теперь, Стасик, твои фанаты, мы твои песни слушаем и когда нам хорошо, и когда хуево. Теперь, говорят, тебе на Палермо зеленая дорога, трогать тебя не будем.

 

С криминалом у меня тоже все сложилось полюбовно. Дело в том, что я учился с приемным сыном Карабаса и знал Виктора Павловича с детства, хотя не знал, кем он является в реальности. На сабантуйчиках с ребятами из его группировки я регулярно выступал, а мой второй альбом блатных песен вообще спонсировали какие-то киевские бандиты. Был даже концерт в клубе «Санта-Фе, хозяева которого на следующий день уезжали за границу. Они кинули всех: артистов, поставщиков водки, продуктов, ни с кем не расплатились, только со мной - дали 300 долларов, так как боялись бандитов, которые этот концерт пробивали".

Тем не менее, приближающееся - и уже буквально наступающее на пятки событие, а именно концерт в «Трумэне заказывали не бандиты, и уж определенно не церковные институции.И, вопреки мнению многих, Стас вместо праздничного загула, сопровождающего буквально каждое мероприятие подобного толка – теперь расписывает график выступлений и студийной работы на несколько месяцев вперед.

 

В этом вся противоречивость его фигуры. С размахом, без страха и без полутонов. В тот момент, когда уже многие готовы прощаться с загубленной душой Стасика – он возникает из ниоткуда, снова молодой, снова творческий, свободный до бесстыдства и шокирующий даже искушенного зрителя.