Document
Когда в Одессе не соблюдают карантин: монолог врача-анестезиолога

МОЗ внёс Одессу в «жёлтую» зону, но в городе уже давно к карантину серьёзно не относится. И пока одни радуются жизни и не верят в COVID-19, медики живут будто в параллельной вселенной. Поговорили с врачом-анестезиологом Иваном Черненко о ситуации в одной из районных больниц. 


Пока МОЗ «перекрашивает» города и целые области в цвета светофора, на улицах уже давно забыли, что такое карантин. А в это же время где-то в параллельной вселенной больничных коридоров накапливаются усталость и разочарование. Пациентов становится всё больше, а медицинского персонала всё меньше. Часть их уже слегла с коронавирусом, часть уволилась. Волонтёры, которые взяли на себя всю работу по подготовке больниц к пандемии, бьют тревогу – совсем скоро лечить станет некому. Дальше публикуем монолог Ивана Черненко о сегодняшних реалиях.

О пневмониях.

 

В целом с конца мая по июль мы практически в районе не выявляли случаи заражения коронавирусом. Обращаемость пациентов с ОРВИ сошла к нулю.  Впрочем, не могу сказать, что мы расслабились. Все прекрасно понимали, что как только туристы хлынут в Одессу и область ситуация поменяется. Плюс люди вообще перестали соблюдать карантинные меры. Человек в маске вызывал со стороны толпы недоумение, а порой и агрессию. Поэтому набрались терпения и ждали. И где-то с середины июля начались обращения, вновь начали набирать ПЦР. Сейчас в среднем поступает одна-две пневмонии в день. В инфекционном отделении постоянно есть пациенты с подозрением на COVID-19, поэтому персонал работает в СИЗ (средства индивидуальной защиты – прим. Ред.), а в жару это ой как тяжело.   Пугает тот факт, что всё больше пациенты обращаются с полисегментарной пневмонией. Кто-то поздно обращается, а у других течение заболевания молниеносное.   Однозначно пневмоний стало больше. Не каждая вызвана коронавирусом, если верить результатам ПЦР.  Но примерно в 40% случаев коронавирус подтверждается. 

Об увольнениях

 

Ситуация печальная. Когда начали активно поступать пневмонии, многие врачи и медсёстры уволились. В нашем инфекционном отделении большинство персонала пенсионного возраста, они физически не выдерживают. Плюс никаких доплат.  Точнее доплаты есть, но это не хваленые 300% от оклада, а 300% от отработанного времени. Кому-то 120 гривен доплатят, кому-то – 400. У некоторых выходит и больше 1 тыс. Но это копейки, за которые люди рисковать и целый день бегать в «целлофановом скафандре» не хотят.

 

Администрации ЦРБ пришлось закрыть терапевтическое отделение, чтобы перебросить медсестер с терапии в инфекцию. Но и они сразу заявили, что уволятся. Обещанных руководством страны страховок для медперсонала нет. Более того, неоднократно уже сталкивался с тем, что ни врачам, ни младшему медперсоналу, которые инфицировались на рабочем месте, не выплачивают положенные компенсации. Как обычно, отношение к медработникам, как к пушечному мясу. Странна большая – ещё нарожаем.  Поэтому люди и увольняются. Все понимают, что если заболеешь, государство на помощь не придет.  Как сказал мой коллега: «Более незащищенным в этой стране я еще себя ещё не ощущал».
 

Об оснащении

 

У нас есть все необходимое для лечения пневмонии. Но это было закуплено в рамках подготовки к реформе.  И закупалось из расчета на другие заболевания. Списки мы не пишем, только если лекарства нет в больнице. Обычно – это памперсы, пеленки, всякая мелочь. Антибиотики, растворы и так далее – есть. А вот специфических препаратов, типа ремдесевира, конечно же нет.  Но если мы станем ковид-больницей, то не знаю на сколько хватит лекарств и будут ли поставки с области. 
Средств индивидуальной защиты тоже есть любого цвета и вкуса, правда не всегда их качество хорошее. Количества их хватает пока поступает один-два пациента. Будет больше – закончатся быстро.  И да, большая часть СИЗ – это заслуга волонтеров. 

О лечении

 

С чего начинали к тому и пришли. Сейчас всё вернулось к стандартному протоколу лечения атипичной пневмонии.   Жаропонижающие, антибиотики, гормоны (глюкокортикостероиды), антикоагулянты, кислород, при необходимости ИВЛ. Плаквенил и прочее, якобы специфическое лечение, себя не оправдало.   ИВЛ нужно, чтобы выиграть время. Само ИВЛ – это не метод лечения. ИВЛ «помогает» дышать лёгким, поражённым коронавирусом и вторичной инфекцией. Было много «бреда» в СМИ на тему, мол ИВЛ убивает. Парочка полоумных, решивших хайпануть, западных ученных опубликовали статьи, что ИВЛ не приводит к улучшению результатов, а наоборот делает только хуже.  На самом деле есть четкие критерии перевода пациент на ИВЛ. И можно сколько угодно спорить о пользе или вреде, но если у пациента сатурация на 100% кислороде, например, 70% (при норме 95-100), частота дыхания 40, а пациент цвета баклажана, то такого пациента необходимо перевести на ИВЛ, иначе он погибнет в ближайшие часы. ИВЛ не лечит, да, но дает выиграть время, пока организм не выработает антитела к коронавирусу. Люди порой находятся на ИВЛ неделями и выживают именно благодаря тому, что вовремя были переведены на аппаратное дыхание. 

О работе

 

Первое, врач одевается в СИЗ. Сейчас мы стараемся осматривать пациента ещё в машине скорой помощи, или на улице, или в установленной рядом с ЦРБ сортировочной палатке. Далее сбор анамнеза – выясняем не было ли контакта с подтвержденным ковидом, стандартный осмотр (пульс, давление, сатурация), обязательно рентген легких. Мы бы были рады всем КТ делать, но томографа в районе нет. Дальше если у пациента есть показания к госпитализации, симптомы ОРВИ, пневмония на рентген-снимке лёгких, то он госпитализируется в инфекционное отделение, набирается ПЦР. Когда есть экспресс-тесты, то делаем их. До получения ПЦР все пациенты с симптомами ОРВИ рассматриваются как потенциально инфицированные коронавирусом. 

Поэтому весь персонал инфекционки в СИЗ работает.  Если приходит положительный ПЦР, то такого пациента мы переводим в опорную больницу (для нас это больница водников).  Если же показаний для перевода нет, то пациент выписывается домой.  Мы не имеем права лечить пациентов с положительным ПЦР, так как нет пакета с НСЗУ и есть соответствующий приказ Облздрава.  В последнее время пациентов всё больше, опорная больница переполнена, поэтому каждый перевод – это долгие переговоры между администрациями больниц. И с каждым днём лучше не становится. Так что берегите себя и помните о дистанции и чистоте рук.