Document
Карантин в Одессе: почему Александр Малин считает новые правила дилетантскими

Карантин в Одессе смягчили, что привело к возвращению к работе ресторанов и кафе. Но появились новые правила. Итак, есть ли смысл в использовании одноразовой посуды в ресторанах? Что делать с рассадкой людей на летних площадках и должны ли работать отели во время карантина? На эти и другие вопросы ответил владелец «Портофино» Александр Малин.


А вас тоже карантин научил радоваться мелочам? Например, закрытый фастфуд, но есть макдрайв. Пустой торговый центр, но внутри работает большой супермаркет. Закрытая кофейня, но можно купить латте через окошко. Никогда ещё одесситы не были настолько едины, как в порыве выйти из утомительного карантина, который нам всё-таки продлили до 22 мая. Но вот уже стартовали послабления, которые позволят ресторанам и отелям принимать у себя гостей. Правда, при соблюдении множества условий. Это и обязательный температурный скрининг для сотрудников, и дезинфекция поверхностей каждые два часа, и многое другое. В целом, все эти условия выполнимы, но не все владельцы ресторанов согласны с их уместностью. А некоторые даже отказываются соблюдать все введённые новшества.

Мы встретились с Александром Малиным – директором отеля-ресторана «Портофино», расположенного в левом крыле Аркадии, – чтобы разузнать у бывшего вице-губернатора Одесской области, как в гостинице планируют приспосабливаться к новым, пусть и менее строгим, но всё ещё ограничительным мерам.  

 

Как оказалось, отель «Портофино» не закрывался ни на день с момента введения карантина в стране, и всё это время принимал гостей. В гостиницу даже заселилась пара влюблённых – девушка из Украины с иностранным другом – на период карантина они предпочли романтично самоизолироваться в отеле, и между прочим до сих пор в нём живут. 
 

Меня откровенно рассмешила «добрая воля» правительства, которое только на четвертом или пятом этапе разрешило работу отелей. Покажите мне сейчас нормативно-правовой документ, в котором указано, что работа отелей была запрещена во время карантина. Была запрещена работа ресторанов. Было ограничение на использование лобби-зон. Но сам по себе отель, как место временного проживания, является лучшим примером самоизоляции. Наши гости всё время находились в номерах. Один раз в день мы выпускали их на смотровую площадку, и в это время обрабатывали все поверхности в номерах. Завтраки мы тоже приносили им в номер.

Новые предписания запрещают всем ресторанам, кафетериям и столовым принимать гостей в закрытых помещениях. Работать можно только в режиме take away, то есть взяв еду с собой. Однако рестораны, имеющие летнюю террасу, могут располагать у себя клиентов. Но с условием – они обязаны подавать заказанные блюда только в одноразовой посуде. Директор «Портофино» и бывший заместитель министра инфраструктуры Александр Малин остро воспринял такое указание сверху, называя его полностью дилетантским. 
 

Я хочу посмотреть на любого чиновника Минздрава, который будет резать стейк Рибай одноразовым ножом! Мне просто любопытно. Если справится, я даже не возьму с него деньги. И плюс ведь никто не знает, что было с той же самой одноразовой посудой, когда она лежала на каких-то складах. Все одесские рестораны уже долгие годы работают в среде различных кишечных инфекций. У нас и так всегда был высокий уровень санитарной гигиены. И его достаточно. Вся посуда у нас на промышленной машине подвергается высокой термической и химической обработке, способной уничтожить любой вирус. Поэтому, без обсуждений, мы будем работать на летней площадке только с многоразовой посудой

Также новые предписания требуют соблюдать дистанцию в полтора метра между столами, за которыми в местах общепита обязаны усаживать не более двух человек. Тут по совместительству доцент кафедры анализа и учёта аудита Одесского политеха Александр Малин в корне не согласен с лимитом на количество гостей за одним столом.  
 

Если приходит семья с двумя детьми, будет же полнейшим бредом рассадить их по разным столам. Если эти люди живут под одной крышей, пусть их будет, хоть десять, они всё равно могут сидеть за одним столом. То же самое касательно больших компаний, которые явно познакомились друг с другом не за пять минут до визита к нам. Поэтому если они пришли вместе, мы их посадим за один стол. В конце концов это их ответственность тоже, как граждан Украины

«Портофино» является отелем-бутиком. Стандартный номер с видом на море в гостинице сейчас стоит 2600 гривен за ночь. Отель ориентирован на богатую публику, для которой, несмотря на пандемию, отдых, по мнению Малина, всё еще является обязательным. Однако директор отеля полагает, что этим летом богатые украинцы сделают свой выбор в пользу Западной Украины, предпочтя нашему побережью частные усадьбы в Карпатах. А в Одессу приедут истинные фанаты моря. При этом он весьма скептически относится к туристическим перспективам остальных украинцев, сомневаясь в их финансовых возможностях.  
 

Может какие-то туристы из эконом-категории и приедут в Одессу летом. Но трудно представить в каком количестве и самое главное, сколько денег они здесь захотят потратить. Мы все уже не наверстаем потерянное, потому что в Одессе сезон всегда начинался весной. Как правило, в апреле-мае мы уже однозначно выходили в плюс. В этом году, мы не выйдем на самоокупаемость раньше июня. Но, тем не менее, мы выживем. Нечего лить слезы, надо стиснуть кулаки и бороться за каждого клиента. Включая повышение уровня обслуживания и смягчения нынешней ценовой политики. И, на мой взгляд, как раз следующий сезон может быть гораздо хуже, чем этот. Сегодня у людей стало меньше денег из-за потерь во время карантина. Я боюсь, что у большинства людей в следующем сезоне денег может не быть вообще. И нам всем будет трудно. Из денег, которые мы зарабатываем за лето, мы платим налоги на прибыль и поддерживаем, как правило более слабое, осенне-зимнее межсезонье. Я правда боюсь, что как раз-таки в следующем сезоне мы совсем ничего не заработаем

Ну а пока в отеле планируют установить температурный скрининг и увеличить количество антисептиков, понимая, что вынужденно приобретенные за время карантина привычки и методы работы могут задержаться ещё надолго.