Document
Как в Одессе первые дороги мостили, и за что так не любят брусчатку и лаву власти

Сегодня у городской власти нет цели сберечь историческую брусчатку и лавовые Одессы – ведь существует асфальт и «местная» плиточка. Последние, правда, не могут похвастаться таким же качеством, но это раньше мечтали делать как лучше. Хотя решить, чем мостить улицы Одессы, состоящей только из ракушечника, было непросто. 
 


Даже сегодня дождь для Одессы – это чрезвычайное происшествие, поэтому можно себе представить, что было 200 лет назад. Вопрос дорог стоял очень остро. Но в Черноморской степи было сложно найти что-то, кроме ракушечника. И если для строительства зданий этот материал подошёл, то для всего остального – не очень. В результате любой дождь превращал город в непролазное болото.

 

Первые одесские улицы выглядели крайне своеобразно. Они практически не разделялись на тротуары и проезжую часть в привычном сегодня для нас виде. Отдельных тротуаров изначально не было, а пешеходов от повозок отделяли канавы для сточных вод, через которые перекидывали десятки мостиков. Осень и весна становились настоящим испытанием для тогдашней Одессы. 

 

Чтобы как-то решить вопрос бесконечной грязи, городская управа стала мостить улицы единственным доступным камнем в городе – ракушечником. Улицы покрывали «звонким камнем» – так называли камень-дикарь, который находили прямо на морском побережье. Такое мощение до сих пор можно увидеть под слоем облезлого асфальта на Базарной или Еврейской. И если для тротуаров такое мощение было более-менее сносным, то для проезжей части не подходило совершенно. Колеса повозок, обитые металлом, растирали камни в пыль. И улицы покрывались не чёрной грязью, а жёлтой – ракушечниковой.
 


Были попытки строить дороги из дерева – для этого брались сосновые бруски, пропитанные в битуме и плотно укладывались торцом на песчаную подушку. Пробный участок такого тротуара возник на Дерибасовской возле Ришельевского лицея, между Гаваной и Екатерининской. Деревянная улица была бесшумной и удобной. Но из-за дождей дерево коробилось, и периодически бруски уносило в порт, где их вылавливали и возвращали на место. Почти как современную плитку. Летом же деревянная улица нагревалась и попахивала битумом и сточной канавой. Ну и кроме того древесина в степном городе была слишком дорогим удовольствием, так что от идеи отказались.

 

На помощь городу пришёл порт, точнее суда в него входящие. Для стабильности пустым кораблям был необходим балласт – им стал булыжник. И, оказалось, что онотлично подходил для мощения улиц. Пусть он был неровным, но зато прочным. Таким булыжником замостили портовые дороги и спуски к месту швартовки кораблей.

 
Улицы решили укладывать гранитом. Центральные мостили тесаным неаполитанским, а окраины – осколками и балластным камнем. Для тротуаров выбрали крупные плиты из песчаника, привезенные из итальянского Триеста и Мальты. Но они оказался недостаточно прочными, поэтому их заменили нестираемым камнем из лавы Везувия. Чёрные блоки вулканического туфа до сих пор можно встретить в старых одесских дворах. Но всё чаще городские власти спешат расправиться с вечным камнем – продать, выбросить, просто заменить не недолговечную, некрасивую и непрочную плитку. Недавно подобный прецедент случился в Воронцовском переулке – там реконструкция плавно превратилась в уничтожение старины.
 

Все было хорошо в новых улицах кроме одного – шума. Шум от колёс повозок, обитых металлом, и конских копыт создавали такой гул в центре, что его можно было услышать чуть ли не в районе Фонтана. Поэтому городская управа не уставала искать новые материалы для покрытия дорог. 


В 1841 году В Одессе решили испробовать такое новшество как асфальт. Тогда горную смолу добывали в Швейцарских Альпах, и асфальт выходил хорошим, но уж очень дорогим. Поэтому рискнули создать что-то аналогичное из местных и более дешёвых материалов. Но качество собственного асфальты оказалось слишком низким – залитые им улицы не застывали, а превращались в липкую зловонную жижу. От идеи вроде бы отказались, хотя, если посмотреть на одесские дороги сегодня, есть ощущение, что эксперименты с дешевым асфальтом продолжаются до сих пор.

 

Ближе к концу XIX в моду вошёл искусственный клинкерный кирпич. Вот и в Одессе, на рубеже столетий, решили для эксперимента выложить клинкером небольшой участок дороги. Так и появился этот жёлтый кирпич возле Археологического музея. Клинкер действительно оказался прочнее и значительно менее шумным (правда, очень скользким), но уж очень дорогим. Поэтому было решено построить собственный завод для изготовления клинкера. Но XX век внёс свои коррективы. 

 

А в советский период было решено вернуться к идее дешевого асфальта. Им залили улицы не только в новых районах, но и зачем-то всю брусчатку и лавовые плиты в центре города. И вот годы идут – асфальт расползается, а исторический камень крепко держится. Пока.