Document
Как прямо сейчас Одесса теряет Приморский бульвар

Новость о непонятной надстройке на здании по адресу Приморский бульвар, 7 взбудоражила город, но видно недостаточно. Рабочие продолжают подготавливать кровлю для возведения на ней лишнего этажа. Что происходит и насколько законны эти работы, выяснял журналист «Лоции».


В здании, которое является памятником архитектуры и истории национального значения и которое находится по адресу Приморский бульвар, 7, вот уже почти неделю продолжаются «ремонтные» работы. Изначально представители компании «Гранд Отель», которая входит в группу «Инкор» Руслана Тарпана, объясняли проведение работ тем, что на доме ведётся подготовка к ремонту кровли – строители делают полноценный выход на крышу.

 

Но с высоты птичьего полета видно, что кровля полностью снята и территория готова для надстройки. Архитекторы и защитники памятников архитектуры считают, что там могут возвести мансарду или еще один этаж. Более того, ряд общественников и некоторые депутаты городского совета считают, что работы проводятся неофициально.

Полуциркульное здание построено в 1830 году по проекту архитектора Авраама Мельникова. Строительство осуществлялось архитектором Францем Боффо. Дважды здание реконструировали – в 1857 и 1947 годах – при этом абсолютно сохраняя первоначальную задумку автора. А именно благодаря его замыслу два полуциркульных здания образуют правильную площадь, визуально расширяя Приморский бульвар и являются визитной карточкой Одессы. Это самое популярное и фотографируемое место у гостей города. Ансамбль, включающий Потёмкинскую лестницу, памятник Дюку и два полуциркульных здания символизируют Одессу.

Архитектурный шедевр Мельникова – это памятник архитектуры и истории национального значения. А это значит, что согласно закону, дабы проводить там любые ремонтные работы, необходимо получить соответствующее разрешение в Областном управлении Государственного архитектурно-строительного контроля. На официальном сайте Областного ГАСКа нет никаких подтверждений на разрешение работ – ни в реестре выданных лицензий, ни в реестре разрешительных документов. По телефону в областном ГАСКе нам дали понять, что о проводимых там работах знают, но официально никакой информации не предоставляют. И.о. начальника областного ГАСКа Игорь Черкасов ответил коротко:

Мы работаем по этому адресу. Но это тайна следствия. Я не могу дать никакой информации.

Это здание – объект культурного наследия и имеет третью категорию сложности – СС3. Следовательно, за ним должен вестись строжайший надзор и любые изменения в здании должны фиксироваться. Все проводимые работы необходимо согласовывать с ГАСКом. Если таковых согласований не проводилось – это можно считать нарушением закона. Об этом говорит депутат Одесского городского совета Ольга Квасницкая:

Когда мы говорим об объектах культурного наследия, там очень жёсткая и серьёзная процедура. Первая задача – выяснить, есть ли соответствующее разрешение в областном ГАСКе. Если разрешения на проведение реставрационных либо строительных работ нет, то это нарушение законодательства и тут опять же прокуратуру надо поднимать и правоохранительные органы. Любой проект должен пройти экспертизу и должны быть соответствующие разрешения. Памятник, имея категорию СС3 – это наивысшая категория сложности по строительству. Требует разрешений через ГАСК Украины и области и если этого нет, то сейчас задача этих органов приостановить стройку, работы и начать расследование.

По словам архитектора Николая Чепелева, городской ГАСК в такой ситуации должен провести внеочередную инспекцию. На это ему не надо специальных поводов. Достаточно публикации в СМИ. Инспектор управления государственного архитектурно-строительного контроля может выдать предписание. Если в течение 30-ти дней работы продолжаются, то тогда ГАСК может обратиться в прокуратуру для того, чтобы оштрафовать нарушителей. Но мгновенно оштрафовать либо остановить работы, увы, невозможно – такого механизма в нашей стране нет:

К сожалению, этого сделать нельзя. У нас в стране есть схема, когда органы управления вовремя не дают никакого ответа и это воспринимается как молчаливое согласие. Безусловно, областное управление должно быть в курсе происходящего. Если нет, то это либо самоволка, либо молчаливое согласие.

В любом случае, каждое изменение памятника архитектуры – это уничтожение Одессы. И на данный момент самым важным представляется остановить эту злополучную стройку и сохранить здание. Об этом говорит одесский краевед и историк Александр Бабич:

То, что происходит – это вопиющее безобразие. Это то, чего нельзя было допустить. Если мы и сегодня промолчим, то через год перестроенным и надстроенным окажется весь Приморский бульвар – самая известная часть Одессы. И так очень быстро от Одессы вообще ничего не останется. Поэтому, если стройка будет продолжаться, а власть будет молчать, придётся снова выходить на улицу и спасать здание – перекрывать Воронцовский переулок и не допускать каких-либо строительных работ.

На данный момент в этом здании размещается офис строительно-инвестиционной компании «Инкор-Групп». Это холдинг, основанный предпринимателем Русланом Тарпаном. Сейчас над ним идёт суд – бизнесмена обвиняют в растрате 320 миллионов гривен бюджетных средств при строительстве объекта «Глубоководный выпуск» в акватории Одесского залива. Сам он на заседания не является. По данным некоторых СМИ, мужчина за границей. Но в международный розыск он не был объявлен.