Как парни из Одессы группу создавали: честные истории Александра «Банчи» Топилова

Самый чумовой наш состав был конечно же во второй половине 90-х: Коля Клоп на гитаре (царствие ему небесное), Стивик на басухе (земля ему пухом), Стас и я. Чумовой не потому, что мы были сыграны и являлись гениями своих инструментов, а потому, что выжили всего двое.


Стивика на басуху, помнится, мы брали так:


— Где же басиста разрулить? — спрашивает Колюня, наш гитарист, как только мы собрались после продолжительного перерыва.


— Давайте Несси возьмем? — предложил я своего друга.


— Нет, давайте Стивика! — это уже Стас предложил соответственно своего друга.


— Мы со Стивиком играли в прошлый раз - он все время пропускает репетиции. И вообще на него нельзя положиться. А вот Несси вполне порядочный чувак. К тому же великолепный музыкант – получше каждого из нас в пять раз.


— Ну и что, зато Несси не бухает, а Стивик – свой чувак, алкоголик, наркоман, маргинал и криминал.

 

Так у нас на басухе снова начал играть Стивик. Не потому, что он лучше играет. А именно потому, что он антисоциальный тип. Именно то, что нам тогда было нужно. Вообще, тут надо заметить, что Стиви был отличным басистом и высоким профессионалом. Он объездил с «Трэш-Машиной» весь СССР, они разогревали «Коррозию Металла», у него был огромный опыт сцены. Мне, как барабанщику, с ним было играть одно удовольствие: железная машина, выдающееся звукоизвлечение, любая партия в его исполнении звучала четко, точно и насыщенно. Но его пристрастия к саморазрушению определенно мешали ему быть музыкантом: Стиви славился своей необязательностью, он с завидной легкостью и непринужденностью филонил не только репетиции, но и выступления.

 

После нашего звонка, Стиви не задумываясь согласился вновь примкнуть к «Клубу Унылых Лиц». Репетиция была назначена на следующий день, в подсобном помещении Зеленого Театра. В конце 90-х там располагалась точка, где и репетировала половина одесских рок-групп.

Как парни из Одессы группу создавали: честные истории Александра «Банчи» Топилова - изображение №1

Все явились строго в назначенное время, никто не опоздал, все было подозрительно хорошо. Вместе мы не играли довольно долго, тем не менее сыгрались очень скоро, лихо отлабали два репетиционных часа и, с чувством выполненного долга, стали зачехлять свое барахло. Железо (барабанные тарелки) были местные. Рабочий и педаль – мои. Собираю, стало быть, я свои бебехи, и тут подходит ко мне Стивик и заводит непринужденный разговор:


— Ну шо, Банча, как дела? Как поживаешь? — взгляд его устремлен вовсе не на меня, а почему-то на установку. Грязными пальцами он в это время ощупывает тарелки.


— Да нормально, Стивик, спасибо. Как сам? Где живешь - там же на Таи...


— Слушай, — резко перебивает он меня, — а из чего эти тарелки сделаны? Бронза?


— Ага, если бы. Это сплав - медь, латунь, цинк, или шось такэ. Каждая контора свой сплав делает.


— Ага. — в задумчивости протягивает Стиви, — цветные металлы... Ясно...

 

Тут же разговор со мной ему наскучил, и он пошел собирать свою басуху. Надо заметить, что собирались мы, не спеша, минут 10, постоянно отвлекаясь на какие-то глупости. Договорились на следующий день снова порепать – на том же месте, в тот же час.

Как парни из Одессы группу создавали: честные истории Александра «Банчи» Топилова - изображение №2

На следующую репетицию снова все приходят вовремя. Кроме Стивика. Ждем – Стивика нет. Впрочем, хозяин точки тоже задерживался. Вскоре появляется Артур, главный по репетиционной базе. Видит нас и с удивлением отмечает:


— Ого, явились не запылились!


— Ну да, мы же договорились на сегодня на шесть!


— Ну да, ну да… Договорились... Точно... Так, пацаны - заходите.


Ничего не подозревающие мы заходим внутрь.


— Так, где тарелки?


— В смысле? Какие тарелки?


— Для первого блюда. Барабанные тарелки разумеется! Две тарелки, райд и крэш, плюс хет. Итого – четыре тарелки. Сразу после вас пришла группа – тарелок на установке уже не было.


— Ааааааааа... Ээээээээээ... Ммммммммммм...


— Что делать будем?


И тут я все понимаю.


— Это Стиви. К гадалке не ходи. Недаром он у меня вчера полрепетиции расспрашивал, из какого металла тарелки делаются!


— А зачем они ему? — наивное недоумение Артура было даже симпатичным.


— Ну как же, – это уже Стас, – сдать на металлолом, получить 20 гривен и пойти их пропить, или на чем он там сейчас сидит…


— Но мы же все вместе уходили! Помещение 10 квадратов – как ему удалось это сделать? Как он их вынес, чтоб никто не увидел? Лето на дворе, он в одних шортах и майке был, куда он их засунул?


— Ювелир, что тут скажешь. Мастерство не пропьешь, профессионализм не проторчишь!


— Да, это вышак, — заметил Стас, у которого в глазах была скорее зависть, нежели какое другое чувство.


Так в очередной раз распалась наша группа. После первой же репетиции, заметьте – тоже определенное мастерство. Мы, впрочем, довольно изящно вышли из положения, чтоб не платить за эти тарелки – просто взяли на бас-гитару этого самого Артура. Заодно и за репетиционную точку перестав платить. Артур у нас, правда, тоже продержался недолго – ровно до следующего концерта, когда прямо на сцене, во время выступления, его выгнал из группы наш гитарист Коля, земля ему пухом.

 

А со Стиви дальше все было нормально: он окончательно спился и последние свои дни провел в каком-то чудовищном алкопритоне, где ему однажды прострелили руку. Но умер он не от этого, а от банального цирроза. Потому что не надо было так с музыкой, рокенролл и не таких перемалывал.