Document
Как Одесса стала родиной психоанализа

В субботу 10 октября во всем мире отмечали День психического здоровья, значимость которого сегодня сложно переоценить. И в целом уже даже неудивительно, но именно Одесса была одним из тех городов, где впервые задумались о лечении психических заболеваний, а многие легендарные врачи, оказывается, связаны с Одессой очень тесно.


Понятие ментальное (или психическое) здоровье стало набирать популярность не так давно. Для нашего менталитета и сегодня нормально думать, что, если нет острой боли, значит можно смело считать себя абсолютно здоровым. А депрессивные состояния, резкие смены настроения, разлад с собой – это выдумки и глупости или само пройдёт. Но политика XXI века гласит, что хорошее физическое состояние во многом зависит от состояния психического, на страже которого сегодня стоят психологи, психотерапевты и психиатры. А развиваться эта отрасль стала не так давно. И, как и положено, наш город стоял у истоков этого направления.

 

Бедлам в Одессе

 

С Самого начала Одесса стремительно развивалась и потому достаточно быстро в городе была открыта первая больница – в историческом здании на Пастера (тогда Херсонской) лечили практически от всего и сразу. Были там и палаты для «душевнобольных и помешанных», как тогда называли пациентов с психиатрическими диагнозами. Но возникла проблема с койкоместами – ведь лечение было практически пожизненным. А значит для таких больных требовалась отдельная просторная больница. За основу взяли проект типичных европейских лечебниц. Прообразом могла послужить легендарная лондонская лечебница ордена Вифлеемской звезды. Эту больницу называли Бедлам от Bethlem Royal Hospital. А со временем, Бедламами стали называть все психиатрические больницы, после чего слово потеряло первоначальный смысл и превратилось своеобразным синонимом слова «неразбериха». Одесский бедлам планировали сдать в самом начале XIX века, но война с Турцией надолго отложила старт строительства. В итоге только в 1892 году на окраине Слободки был выстроен анфиладных корпус в два крыла – для мужчин и для женщин. Именно тот самый бедлам и стоит на том же месте до сих пор.

 

Нобелевская премия за «опыты над пациентами»

 

Лечение душевнобольных пациентов вызывало у местных большой интерес, а так как реальные подробности знали совсем немногие, то начали появляться всяческие слухи. Поговаривали, что над больными проводят опыты, бьют, обливают ледяной водой и специально заражают чумой. И, как ни странно, доля правды в этом всё же была. В психиатрической практике действительно были случаи, когда пациентов специально заражали инфекционными заболеваниями, но, конечно же, вовсе не чумой, а, например, брюшным тифом. Делал это психиатр Александр Розенблюм, но совсем не из-за садистских наклонностей, а наоборот – для лечения психозов.

 

Ведь именно Розенблюм заметил, что пациенты с психозами, переболев малярийной лихорадкой, переставали испытывать симптомы психических заболеваний. Таким образом, врач специально инфицировал своих пациентов неизлечимым возвратным тифом, и избавлял пациентов от первоначальной проблемы. Доказав эффективность инфекционно-лихорадочного способа лечения психозов, Розенблюм опубликовал несколько статей в международных изданиях. Но, к сожалению, их заметило не научное сообщество, а австрийский психиатр Юлиус Вагнер-Яурегг. На основании трудов одесского врача австрийский коллега сделал неплохую репутацию и даже получил Нобелевскую премию. А Александр Розенблюм же так и остался малоизвестным мировому сообществу врачом.

Фрейдисты в Одессе

 

Развивалась в Одессе не только психиатрия, но и психология с психоанализом. Так, в Одессе родился Моисей или Мойше Вульф. Сын одесского ремесленника смог поступить и закончить Одесский университет. А благодаря выдающимся способностям, Мойше продолжил свою учебу уже Берлинском университете, изучая психиатрию. Получив диплом врача, Вульф устроился работать ассистентом в только что открывшееся отделение психиатрии легендарной клиники Шарите. В этот период одесситу в руки попадает статья Фрейда об исследованиях истерии. Благодаря ей Вульф и увлекся психоанализом, и последующие несколько лет изучал новую науку в Европе.

 

В 1911 году Мойше Вульф вернулся в Одессу известным психоаналитиком – настолько известным, что о нем в переписке с Юнгом упоминал даже сам Фрейд. В Одессе стал инициатором развития отечественной школы психоанализа – он, кстати, не только писал собственные научные труды, но и переводил с немецкого работы Зигмунда Фрейда, которые между прочим до сих пор переиздаются. Но в 1927 году психоанализ, мягко говоря, перестал быть наукой популярной, и Вульф бежит в Германию. Но здесь развиваться ему помешали новые власти – ученым еврейского происхождения не было место в до этого прогрессивной стране. В результате ученый бежит дальше – теперь в Палестину, где вначале стал главой Палестинского психоаналитическое общества. А с появлением государства Израиль – одним из создателей Иерусалимского психоаналитического института.

 

А в 1888 году в Одессу приехал Николай Ланге. Здесь он получил звание профессора кафедры философии. А в 1896 году организовал первую экспериментальную психологическую лабораторию, где занимался изучением восприятия информации, памяти, мышления и их связи с психологическими процессами. Тут же он сформировал один из постулатов современной психологии, который теперь называют «Закон Перцепции Ланге».

А вот первым, кто ввёл психоанализ в практику комплексного лечения пациентов с психическими заболеваниями стал Виталий Лихницкий. И сегодня без такого всестороннего подхода не обходится практически ни один курс лечения. Лихницкий даже успел открыть собственную психиатрическую лечебницу, известную далеко за пределами города.

 

Работал в Одессе и ученик Фрейда – Леонид Дрознес. Он часто навещал своего учителя в Вене, иногда привозил к нему своих пациентов. Именно Дрознес привез Сергея Панкеева на терапию к Фрейду. По результатам многолетней терапии последний напишет фундаментальный труд о лечении «человека-волка». Сам же Панкеев, надо сказать, весьма критически отзыва о Фрейде, считая именно Дрознеса своим спасителем.

 

Советский застой и современное возрождение

 

В советский период о развитии психологии в Одессе говорить не приходилось. Её, как и генетику, прозвали лженаукой и стали препятствовать в распространении научной информации. Психиатрия же стала инструментом наказания неугодных. Вероятно, именно в то время появились и закрепились страхи перед самим словом «психиатрия» и непонимание психологии как таковой. 

Но сегодня о важности ментального здоровья стали говорить намного чаще, а психиатрия перестала быть карательным органом. Вновь стала развиваться психология, а одесситы стали знакомиться с научными работами своих сограждан. И, наверное, совсем скоро и в Одессе, и в Украине поход к психологу не будет «клеймить» человека, а станет нормальным решением в пути сохранения ментального здоровья. Особенно после событий 2020 года.