Document
Как немецкая больница в Одессе стала диспансером

В Одессе есть много больниц, чьи истории вызывают живой интерес, а корпусы некоторых даже числятся в памятниках архитектуры. А есть и те, которые целенаправленно обходят стороной, стараясь даже не поворачивать голову в их сторону. Историю одной из них и расскажем.


Одесский областной противотуберкулёзный диспансер сегодня находится в составе Областного центра социально значимых болезней, но большинство одесситов знают его как туберкулёзную больничку. И, конечно, знают легендарную будочку с жареными пирожками, способными потягаться масляным колоритом с киевской «Перепичкой». Правда, то ли после реформы, то ли по каким-то другим причинам сейчас пирожки там не продают. А ведь кто в Одессе их не знает? Но вернёмся к истории больницы.

История этой больницы, как ни странно, начинается с появления в Одессе немецкой общины. Как и положено, первым делом немцы затеяли строительство храма. Кирха Святого Павла в начале XIX века стала центром притяжения не только выходцев из Германии, но и всех протестантов города. Вместе с немцами в кирхе долгое время молились и пресвитериане – кальвинисты родом из Англии и Шотландии. Только в 1895 году после освящения собственной церкви пресвитериане отделились от лютеран. Но тот период сплотил протестантские общины города. В конце XIX века евангелическая община окончательно осела в Одессе – появились свои церкви, школы, приюты и заводы. Но не было еще одного очень важного атрибута – собственной больницы. Это досадное недоразумение было устранено с приездом в наш город пастора Герборда Юлиуса Бинемана. При нем в Одессе появились немецкое высшее училище, лютеранские приюты и гимнастическая школа. Пастор добился разрешения на регулярный выпуск немецкоязычного издания Christlicher Volksbote. А его харизма и репутация позволила за короткий срок собрать значительную сумму для приобретения земли под строительство евангелической больницы. Подключились, кстати, и кальвинисты, и пресвитериане, и другие протестанты города.

 

На собранные средства Бинеман приобретает дачу масона Георгия Кантакузина, расположенную недалеко от моря на улице Старопортофранковской, которую позже разделили на три участка: улицы Стурдзовскую и Старопортофранковскую и Итальянский бульвар. А тогда был объявлен конкурс проекта новой больницы, в котором участвовали не только одесские архитекторы, но и их коллеги из Германии. Победил в результате проект бюро берлинских архитекторов Хейна Шмидена и Роберта Шмидена и Мартина Гропиуса, которое как раз в это время занималось строительством берлинского музея Martin-Gropius-Bau. Кстати сын Мартина – Вальтер Гропиус – стал основателем легендарной немецкой архитектурной школы Bauhaus.

Для Одесской евангелической больницы бюро разработало проект павильонной лечебницы. Строительство начали с хирургического корпуса – операционные блоки создавались с соблюдением самых строгих стандартов того времени: герметичные двери, специальная вентиляция, диковинные электрические лампы, привезенные из Германии. Отдельно строящийся терапевтический корпус был разделен на два крыла – мужское и женское. Во всей больнице было продумано паровое отопление с теплыми полами, которые вместе со стенами выстилались итальянской мозаикой для поддержания чистоты. Продумали помещение и для собственной аптеки с целью приготовления препаратов на месте. В перспективе предполагалось создание корпусов под отдельные патологии.

 

В больнице работали не только местные врачи, но и доктора из Германии и Пруссии. Так, в Одессу на практику приехал Герман Томпсон – выпускник университета Тарту. За несколько лет он стал одним из ведущих хирургов-онкологов, к которому на приём приезжали из соседних городов. И уже спустя четыре года он возглавил больницу, которая за время его работы стала известной далеко за пределами Одессы. В 1913 году была создана больничная амбулатория, под которую выделили участок земли, примыкавший к особняку Иосифа Конельского. И, стоит отметить, эта амбулатория стала чуть ли не лучшим диагностическим центром не только Одессы – она была оснащена самым современны немецким оборудованием и даже рентген-аппаратом.

Развитие евангелической больницы остановилось в период Первой Мировой войны, а с приходом в город коммунистов и вовсе остановилось. Немецкие врачи из Одессы уехали, а больницу попросту национализировали и переименовали в «4-ю коммунистическую больницу». В 30-х годах в Одессе началась эпидемия туберкулеза, а так как антибиотиков к тому моменту еще не было, главным лечением стали усиленное питание и свежий морской воздух. И в результате в 1923 году больницу превратили в туберкулезный институт, задачей которого обозначили поиск новых методов лечения туберкулеза. Чтобы разместить всех больных к лечебнице присоединили соседние пустующие особняки. А в связи с тем, что лечение могло длиться годами, на территории больницы даже появилась школа. Благодаря появлению антибиотиков туберкулез стал излечим и количество больных заметно уменьшилось.

 

А вот во время перестройки туберкулез эффектно вернулся. Перебои с поставками лекарств, пациенты, бросающие лечение на полпути, и общая разруха стали причиной роста устойчивости возбудителя туберкулеза к лечению. Нехватка финансирования и большие планы на лакомые участки земли привели к постепенному ветшанию евангелической больницы. В 2000-х даже начали поговаривать о переносе больницы в Усатово. Часть корпусов продали под ресторан, а на месте больницы подумывали выстроить жилые высотки. Пока больница ещё на месте, но с началом медицинской реформы началась и реорганизации туберкулезной службы. Бывший на грани закрытия тубдиспансер удалось сохранить и теперь он вошел в состав Областного центра социально значимых болезней. Благодаря этому удалось правильно простроить маршрут лечения пациентов, и на сегодня наша область делает большие успехи в профилактике и лечении туберкулеза. Но впереди по-прежнему много работы, так что евангелическая больница ещё послужит одесситам.