Document
Как на Дерибасовской угол Ришельевской: история одной мансарды в Одессе

Исторические здания, расположенные в центре Одессы, всегда вызывают интерес. Во-первых, просто интересно, кто и как жил в том или ином доме больше 100 лет назад. А во-вторых, любопытно, что там внутри сейчас. Мы побывали в мансарде одного из центральных памятников архитектуры, где время будто остановилось – у некоторых жильцов до сих пор нет канализации, зато из их окон виден Оперный театр. Рассказываем и показываем.


В самом центре Одессы, на углу Дерибасовской и Ришельевской, стоит здание, построенное в 1890 году по проекту архитектора Феликса Гонсиоровского. Изначально это был доходный дом Ралли, в мансарде которого, судя по всему жила прислуга. В советское время памятник архитектуры отдали под коммунальные квартиры, а вот переселение в мансарду было значительным улучшением жилищных условий.

Попасть в мансарду доходного дома Ралли не так-то просто. Поднимаясь по одной из двух «чёрных» лестниц со двора, нужно пройти добрые 10 пролётов, ступая по кованым железным ступенькам. Этаж это, на самом деле пятый, но по ощущениям – не меньше восьмого. Лестницу окружают глухие стены: редкие двери на нижних этажах закрыты или вовсе замурованы. Кроме жителей мансарды здесь и ходить-то некому. «Тут живут сплошь долгожители, – улыбаясь, говорит владелица одной из здешних квартир Татьяна, – Ещё бы, такая кардиотренировка каждый день».

На последнем лестничном пролёте здесь когда-то красовалась ироничная надпись «Привет покорителям Эвереста», но позже её закрасили. Мансардный этаж – это широкий и длинный коридор. Здесь 14 квартир с причудливо-непонятной нумерацией: многие из них делились-объединялись-перестраивались.

До Октябрьской революции здесь, очевидно, жила прислуга доходного дома. На этаже располагалось три общих туалета и две раковины. Большинство из них есть и по сей день. Ими пользуются жители тех квартир, в которых до сих пор нет канализации. Татьяна вспоминает о том, как было в её детстве:

Здесь только две квартиры имели свою канализацию, а все остальные пользовались общими удобствами, а по выходным ходили в баню. Одна баня была на Торговой, другая – на Ришельевской, там, где синагога. А ещё одна – всем баням-баня – была на Гаванной. Там можно было на час снять отдельную комнату с огромной мраморной ванной.

Жители мансарды занимали отдельные квартиры-комнаты, которые отапливались изразцовыми печами. Некоторые из них сохранились и до сих пор – с надписью «Г. БерндтЪ» на печных затворах. Скорее всего, речь идёт о немецком подданном, купце Густаве Берндте, который вёл торговлю в Одессе.

Центральное отопление, по словам Татьяны, появилось в доме ближе к 1970-м и радиаторы устанавливали даже в парадной. Зимой, при -20, здесь было так жарко, что люди открывали окна. Но всё изменилось в 90-е. Ваня – один из предприимчивых соседей, который работал сторожем на стройке напротив – спилил все общие батареи. О нём в доме помнят до сих пор.

 

В советские годы многокомнатные квартиры на нижних этажах переделывали в коммуны, и лишь на мансарде комнаты так и оставались отдельными. Переехать сюда из коммуналки – значило улучшить свои жилищные условия. Такая удача улыбнулась и деду Татьяны.

Соседи здесь жили дружно. «Мансардные» дети выходили играть «на коридор»: гоняли по нему на роликах и велосипедах. В этот же коридор взрослые выносили старую, ещё дореволюционную, мебель, так как в маленьких квартирах совсем не хватало места. Сейчас из старожилов здесь осталось всего 4-5 семей.

 

Постепенно отдельные помещения стали превращаться в квартиры. Так, к двум комнатам семьи Татьяны присоединилась ещё одна – её отдали после смерти старушки-соседки. Последняя, кстати, дожила до 96 лет. С тех пор в присоединённой комнате практически ничего не изменилось. Здесь осталась и изразцовая печка, и дореволюционные вентканалы, и старые вещи соседки: винтажный утюг и книга 1903 года – роман Виктора Гюго. Здесь же хранятся и семейные реликвии Татьяны. Например, советская плёночная камера 60-х годов, которую привезли из ГДР.

После «расширения» к жилищу Татьяны присоединилась не только ещё одна комната, но и часть коридора с половиной общего туалета – так в квартире появилась канализация. Другая половина санузла вместе с узким окном отошла соседям. Попал в квартиру и балкон общего коридора – он выходит в световой фонарь, который в старину делали для большего освещения комнат. А ещё, говорят, по этому внутреннему «колодцу» в прежние времена спускали мусор на железной цепи – она висит под крышей и по сей день.

Служебные лестницы мансарды (а их две) и сейчас смотрятся неухоженно. Но были времена, когда даже парадный вход в дом выглядел, как после бомбёжки. Например, в конце 80-х – тогда дом пребывал в страшном упадке. Но, например, крысы здесь никогда не водились, зато по чердаку однажды бегала куница.

Никому вообще не было дела до того, чтобы поддерживать жилой фонд. Моя мама писала в горсовет и ей приходили ответы, что мансарда вообще никому неинтересна, никто не собирается в неё вкладывать деньги, и если вам что-то не нравится, становитесь на учёт и ждите сто лет квартиру где-то на Посёлке. Государство ничего не делало, и людям не разрешали ничего делать. Тут был страх и ужас.

Пробраться на чердак и посмотреть на крышу Оперного и панораму города здесь и до сих пор можно – ключ от крыши бережно хранит одна из жительниц дома.

Старожилов в доме Ралли остаётся всё меньше, но многие «старички» до сих пор облагораживают его территорию. Так во дворе совместными усилиями появилась клумба. Раньше здесь находился технический фонтан, который был связан с холодильниками мясного магазина на первом этаже. Фонтан состоял из опорной трубы и нескольких кранов, вода из которых текла с определёнными интервалами. Позже, когда магазин исчез, одна из соседок выложила покинутый фонтан мозаикой, а другая высадила в нём цветы.

Что будет с мансардой, когда последние «покорители Эвереста» покинут её? Сделают ли из коридора, где когда-то играли дети, холл отеля или проведут в оставшиеся комнаты канализацию и назовут их «смарт-квартирами»? Как бы там ни было, у этого дома есть история, и стены из ракушечника будут её хранить. Как и этот материал.