Document
Как чиновники делают Одессу недоступной: история одной бесстрашной женщины

Елене Олейник 32 года. Она живёт в Одессе, в историческом центре города, на улице Коблевской. В 12 лет Лена перестала ходить из-за поражения периферической нервной системы. А последние три года борется с системой, пытаясь получить элементарную возможность самостоятельно передвигаться по своему двору и выезжать на улицу. Но всё это время одесским чиновником не до неё.


Жизнь Елены полна событий. Она работает переводчицей с китайского языка, занимается спортом «бочча» и трейл-ориентированием, а ещё она – активистка по вопросам инклюзивности для людей с инвалидностью. Но уже три года она не может добиться от одесских чиновников элементарного благоустройства своего двора.

 

С Леной я познакомилась несколько лет назад на концертной площадке Urban Music Hall. Это частный концертный зал доступный для людей с инвалидностью на колясках. Ключевое слово – «частный». Инклюзивные заведения в Одессе – не правило, а исключение. Лена, узнав об открытии зала, стала частым гостем на концертах классической, джазовой и этно музыки, принимала активное участие в популяризации проекта, да и просто приезжала отдыхать, общаться и наслаждаться искусством. Человек она смелый и сильный, и не боится ни только покорять горные вершины, прыгать с парашютом с высоты 3000 метров, но и отстаивать свои права и свободы. Лена преподает китайский язык, она влюблена в поднебесную, и до карантина успела осуществить свою мечту – побывала в Китае…

Жизнь человека с инвалидностью в условиях нашей инфраструктуры – настоящий квест! О том, как на коляске добраться до инклюзивного заведения ребята слагают легенды. Но ведь, кроме развлечений, есть и куда более приземлённые человеческие потребности: купить продукты, лекарства, просто подышать воздухом. Для этого нужно хотя бы выехать из двора, где живёшь. Коммуникация людей с инвалидностью с внешним миром затруднена почти на всех уровнях. Для такой ситуации есть все основания, и дело не стоит на месте, украинское общество движется в правильном направлении, но всё не так быстро, как полёт Лены с парашютом.

 

Однажды с Леной был случай, когда после спектакля в Одесском украинском театре она стояла на ступеньках и, молча, ждала своего помощника – осуществить поездку «в люди» на коляске без такого помощника не представляется возможным. И вдруг неожиданно двое мужчин подошли к ней и тоже, молча, спустили её на коляске на тротуар. В такие моменты можно растеряться, «а если бы мне не нужно было спускаться?» – подумала тогда Лена. А мысленно поблагодарила добровольцев за помощь. Такие «провалы» в коммуникации могут случаться, но чем меньше будет пропасть между человеком с инвалидностью и без неё, тем скорее количество их сократиться. Вообще, Лена считает, что за последние годы в Одессе отношение к людям с инвалидностью изменилось в лучшую сторону. Она подмечает всё больше улыбок людей в свою сторону, вместо жалости в глазах – то есть чувствует либо нейтральное к себе отношение, что тоже неплохо, либо взгляд равного на равного, как и должно быть.

С 2017 года Лена отстаивает своё конституционное право на свободу передвижения по одесскому двору на улице Коблевской. Методично она обращается в соответствующие инстанции с просьбой привести в соответствие нормам дорожное покрытие двора. Методично же Управление дорожного хозяйства Одесского городского совета, ЖКС «Порто-Франковский» и другие соответствующие службы и чиновники футболят её запросы или вообще не отвечают на них. Но Лена не привыкла сдаваться. Ее пост на фейсбуке от второго сентября 2020 года:

 

То есть закон об обращении граждан у нас не работает тоже. Зато работает человеческое упорство и сила фейсбука. Пост Лены увидели общественники и журналисты, под ним началось активное обсуждение, как и что можно сделать, где кого «дёргать» на личных отношениях по данному вопросу. Два дня дёргали, и «надергали» то, чего не смогла официально – и по закону – достичь Лена за три года без шума с привлечением СМИ. «Надёргали» целого депутата её округа, который семь месяцев на обращения Лены не отвечал. Депутат не просто отреагировал, но даже приехал во двор и доблестно пообещал проектирование, экспертизу, финансирование и выполнение работ. То есть ничего сверхъестественного – просто приведение двора в надлежащий вид. И ключевое слово здесь на данный момент только «пообещал».

 

Как сложится судьба двора на Коблевской будет видно. Но по факту украинское общество, а особенно одесская его часть, живёт и борется за свои права и свободы не по украинским законам, а по принципу «Кум/Шум/Выборы». И пока так будет продолжаться, мы будем вынуждены тратить силы не на развитие, культуру и знания, а на беспрерывную борьбу за каждый сантиметр своего пути.