Document
Работать в оркестровой яме: 13 честных ответов скрипачки Марии Могилевской

Каково это быть скрипачкой – нужны ли для игры длинные пальцы и можно ли красить ногти в яркие цвета, легко ли заработать на классике и играть одну и ту же мелодию 100500 раз? На простодушные вопросы честно ответила потомственная скрипачка Мария Могилевская – она уже восемь лет «сидит» в оркестровой яме Одесского оперного театра и точно в курсе дела.   
 


Одесская скрипичная школа и сегодня популярна в мире, а о школе Петра Соломоновича Столярского до сих пор ходят легенды. Давид Ойстрах, Елизавета Гилельс, Оскар Фельцман и многие другие её выпускники когда-то прославляли свою Одессу. С тех пор выросло не одно новое поколение прекрасных музыкантов. Но мы обычно видим/слышим уже готовый результат – яркое выступление на сцене, ну или в нашем случае в оркестровой яме Одесского оперного. А каково это быть скрипачкой, мы узнали у Марии.
 

- Скрипачка – это вообще профессия? Легко стать скрипачкой?


- О, это то, что мне приходилось слышать не раз – «музыкант – не профессия», «что ты там на скрипочке пиликаешь» и тому подобное. И это при том, что я росла в семье потомственных музыкантов и мечтала «быть как мама».


Как стать скрипачкой – это отдельный разговор. Невероятного труда стоит выучиться и полюбить этот труд. Это тогда, когда все дети играют во дворе, а тебе каждый день нужно по пять часов заниматься дома. Когда после обычной школы тебя ждут специальность (урок музыки – прим. Ред.), сольфеджио, гармония, теория музыки и прочие спецпредметы. Так что нет, это совсем не легко. 


- Ты – скрипачка Одесского оперного и к месту работы уже привыкла. А как себя поначалу чувствовала в оркестровой яме, а не сцене?


- Поначалу всё было непривычным – рассадка оркестра, ограниченное пространство, специфика акустики. И перед спектаклем зрители часто заглядывают в яму, для них это возможность увидеть хоть малую, но все же часть театральной «кухни». Хотя мы в свою очередь, признаюсь, любим заглядывать в зал, искать глазами знакомые лица.


Ну а вообще в любой работе своя специфика. И «работа в яме» не исключение. К примеру, не раз сталкивалась с людьми, не придающим значение роли оркестра в театре. Мол, и с фонограммой нормально, главное то, что на сцене. Но ни одна фонограмма не заменит живое звучание, не предоставит возможности солистам по-разному интерпретировать произведение и с каждым разом по-новому проживать свою роль. В этом и сложность, и уникальность театрального оркестра – гибко реагировать, будь то солист оперы или же артист балета, и одновременно «держать» слушателя, создавать атмосферу своим звучанием без зрительного контакта со зрителями.
 

- А как понять, чего хочет дирижёр?


- Смотреть на руку. Язык жестов в оркестре не менее важен, чем, например, в балете. Характер, динамика, темп – это далеко не все задачи. Одно и то же произведение под управлением разных дирижеров может звучать по-разному. Вот просто до неузнаваемости.


- А вот не было такого, чтоб кто-то упал к вам в яму? Ну или не боитесь вы таких случаев? 


- Думаю, в истории театров бывало всякое. Но за мои восемь лет практики в Одесском оперном, к счастью, ни разу. А боимся ли мы? Ну конечно боимся.


- Ты работаешь в оркестре Оперного и в то же время в Трио-квартете Миссия? Это подработка? Играть только в театре недостаточно?        


- Сейчас нет подработок, как таковых. Это в студенческие годы молодые музыканты хватаются за всё – от свадеб до похорон. Сейчас есть официальные гастроли от театра и свои «творческие» проекты. Хоть у нашего театра очень широкий репертуарный список, но всё же хочется развиваться в разных направлениях. И не только пополнять перечень сыгранных опер и балетов, но и пробовать себя в различных ансамблях и сольных программах.               

           
- Как часто ты ездишь с концертами за границу и куда именно?


- Последние два года мы плотно сотрудничаем с импресарио, предоставляющим нам гастрольные турне в Нидерланды и Бельгию. С восторгом открыла для себя эти сказочные страны, ездим туда раз в несколько месяцев.
 

- А какой у тебя рабочий день? Есть официальные выходные?


- Ежедневно начинаю рабочий день в 7:00 как мама, и заканчиваю около 22:00 как артист оркестра. Что такое выходные, по правде говоря, давно забыла. Совмещать всё тяжело, но когда привыкаешь к такому ритму жизни, то уже и отказаться от него невозможно. В музыке как в спорте – ни дня без тренировок. И даже в отпуске всегда есть место для ежедневных занятий и выступлений. 


- Можно ли сыграть любое произведение на одной струне?


- По легенде, однажды перед концертом Никколо Паганини завистники перерезали на его скрипке все струны, кроме одной. Но он не растерялся и виртуозно сыграл произведение на оставшейся струне. Так родились вариации на тему из оперы Россини «Моисей», исполняемые на струне «соль». Но, как показывает практика, в повседневной жизни музыканта всё-таки и остальные струны совсем не лишние.


- Мозоли на пальцах есть? И обязательно ли ногти должны быть короткими? А в яркий цвет их можно красить?


- Мозоли есть. При постоянном соприкосновении со струнами кожа на подушечках пальцев со временем огрубевает, и это неизбежно. Так же как неизбежно коротко стричь ногти. Каждая доля миллиметра кардинально отражается на постановке, силе нажатия на струну и дополнительных призвуках. В школе конечно же запрещали красить ногти, чтоб яркие пальцы «не мелькали» перед глазами педагога. Но сейчас понимаю, что это скорее вопрос дисциплины, и отвлекает в первую очередь маленького музыканта. И с возрастом ни зеленый, ни черный лак не начали влиять на качество игры на музыкальном инструменте. Скорее это вопрос академичности в нашей профессии.
 

- Ты можешь сочинять музыку?


- В детстве пробовала писать и некоторое время даже занималась композицией. Но это было скорее хобби, и вскоре отошло на второй план. Сейчас уже давно ничего не пишу, да и при желании даже не знала бы с чего начать. Ведь ещё столько гениальной музыки, а в голове столько планов. Больше хочется донести её до слушателя, приобщить к прекрасному, расширить круг зрителей.


- Какие произведения уже не можешь слышать/играть?


- К любому произведению, даже если оно сыграно 1000 раз и уже «приелось», можно найти новый подход, посмотреть на него с другой стороны и оно зазвучит по-новому. А тошнит от некачественной музыки, в которой нет никакой смысловой нагрузки. 


- «У тебя такие короткие пальцы, а ты точно скрипачка?» – играет ли роль физиология в игре на скрипке?


- Конечно, играет. Я уже приводила пример, сравнивая музыку со спортом. Так вот, музыкантам тоже нужна растяжка. Пианисту – для взятия сложных аккордов, струнникам – для скачков и широких интервалов. И, конечно, в этом плане у длинных пальцев явное преимущество.

- На счёт скрипичных концертов у многих есть предубеждение. Как, на пример, не заснуть слушателям во время скрипичной игры?


- К музыке, ровным счетом, как и к театру, нужно приучать. Никто ведь не задаёт в школе после «Букваря» сразу «Войну и мир». Когда музыка понятна, когда эмоции зашкаливают, когда переживаешь вместе с исполнителем, уснуть очень сложно.


- Сколько может зарабатывать нормальный одесский скрипач?


- Сложный вопрос. Иногда «нормальный одесский скрипач» может заработать по ресторанам больше, чем профессор в консерватории. Или сыграть конкурс в хороший оркестр и иметь стабильную зарплату. Но всё равно во все времена зарплата работников культуры оставляла желать лучшего.


- Пожелания начинающим коллегам по цеху?


- Любите то, что вы делаете.