Document
О Молдаванке и создателе её облика Никифоре Черкунове

Запомнить имена всех тех, кто влиял на постоянное улучшение образа Одессы фактически невозможно, но мы стараемся. Вот, например, история Никифора Черкунова, чьё имя практически забыто потомками. Но именно его можно назвать создателем облика известной всем Молдаванки. 


Молдаванка – район достаточно специфический. Одни её любят без памяти, другие на дух не переносят – равнодушных нет. Но Молдаванка и изначально не задумывалась как место, которое должно очаровывать искушённую публику, нет. C 30-х годов XIX века за линией порто-франко, нынешней улицей Старопортофранковской, находилась административная зона города, где селились беднейшие слои общества. Это и мелкие торговцы, и ремесленники, и бывшие черноморские и запорожские казаки. Отсюда и названия улиц Молдаванки: Мастерская (Серова), Запорожская, Степовая и многие другие. 
 

И именно этот IV район достался инженеру и архитектору Никифору Черкунову. Он родился в 1815 году в многодетной солдатской семье и о бедности знал не понаслышке. Совсем юным Никифор устроился на работу кондуктором при понтонном батальоне инженерного корпуса в Петербурге, и там познакомился с проектировкой и разработкой чертежей. Так он и выбрал профессию, в которой весьма преуспел. В 1840-х годах Черкунов с семьёй переехал в Одессу – и как раз в это время в Строительном комитете освободилась должность городового архитектора четвёртой части. Не сказать, что эта работа была очень востребованной среди архитекторов и инженеров – Молдованка начиналась как бедный район и размахнуться здесь не получалось. Но тем не менее Черкунов активно начал участвовать в создании этого важного района города. И многие здания по его инициативе, несмотря на скромность, имели «образцовые фасады» из популярных архитектурных альбомов начала XIX века. И во многом благодаря инженеру Черкунову у Молдаванки вырисовался знакомый и любимый нами образ. 
 

Почти 200 лет назад возможности застройщиков на Молдаванке были значительно более ограниченными, нежели в центре. Здесь важнее было думать не об общей красоте и стилистике, а о том, как, например, создать удобную планировку дома, продумать место для хозяйственных застроек и даже не проигнорировать некоторые этнические привычки жителей. Как отмечалось ранее, проекты Черкунова отличались глубоким пониманием к месту жизни простых людей. 

 

И к Никифору Черкунову, как к административному лицу, относились в Одессе с большим уважением и доверием. Кроме проектировочных и инженерных работ, он выполнял и значительный объём работ по надзору за строительством на Молдаванке. Поэтому, несмотря на общую обшарпанность района, многие здания и сегодня выглядят живыми. Да, они требуют реконструкционных работ, потому что не всё в них хорошо. Но, если посмотреть на Молдаванку, чувствуется, что район создавался для жизни и максимального на то время комфорта людей. Невысокие дома, которые полностью скрывают деревья, большие дворы для жителей, широкие тротуары для прохожих. 

Ничего этого сегодня нет в «элитной» кадорово-мегалайновской Аркадии. Точно также, как и хорошо ощущается, что сегодняшний застройщик, если и думает о жителях своего новостроя, то в самую последнюю очередь. Когда, к примеру, оказывается, что дом построили, а дорогу к нему провести забыли, о тротуарах тоже редко когда вспоминают. О деревьях и скверах речи вообще не идёт, но тут уже вопросы не только к застройщикам, но и к департаменту архитектуры, который согласовывает всю эту стройку. Но вернёмся к Черкунову. Должность обязывала его заботиться о Молдаванке, но он брал и частные заказы – по его проекту были построены дом Страц на Ланжероновской, 26, дом Бронштейн на Ришельевской, 54, дом Посохова на Екатерининской, 6. Но, конечно, главным его достижением стали градостроительные проекты – та же планировка четвёртой части Одессы, по которой была упорядочена уличная сеть Молдаванки и Тираспольской заставы, благоустройство Старобазарной площади, планировка Нового (Второго) кладбища на Люстдорфской дороге и Привозной площади. И это далеко не все ещё его заслуги. Последней работой Никифора Черкунова стало строительство первых зданий Еврейской больницы.  
 

Сегодня о Никифоре Черкунове мало кто помнит, а многие здания, созданные на Молдаванке по его проектам, не сохранялись. Но Молдаванка – пожалуй, лучший пример того, каким должен быть застройщик и как должен исполняться строительный надзор. Потому что дома здесь сыпятся, и на их месте вырастают безликие высотки. А сохранить эту игрушечно-музейную Одессу можно, было бы желание. Но пока одни застраивают историческую часть города, другие радостно покупают квартиры с видом на море, на Оперный и на всю ту старую Одессу, от которой скоро останутся лишь воспоминания. 

 

По материалам Валентина Пилявского