Document
«Здесь люди душевнее»: история индейца Нивио, который для жизни выбрал Одессу

Нивио – настоящий индеец. Он родился в Перу, но большую часть своей жизни – вот уже 28 лет – живёт в Украине, занимается музыкой и бизнесом. Нивио обожает украинский борщ и вареники с картошкой и вишней, ценит одесситов за их доброжелательность и находит много общего между перуанцами и украинцами. Рассказываем, как живётся индейцу по крови в Одессе.


Нивио родился в горном районе Перу и в его теле течёт кровь индейцев. Он умеет играть на национальных духовых инструментах, уважает обычаи своего народа, но с 17 лет живёт в Украине, и даже может назвать её родиной. На мой вопрос, как же так вышло, что перуанский индеец в один день переехал на другой континент, за 12 тысяч километров от дома, Нивио отвечает – он был романтиком. А ещё социалистом.

Я был романтиком. Я, наверное, и сейчас остался им. Я верил в социализм, который строился в Советском Союзе, и решил переехать в Киев, поступил на факультет международных отношений. Но это был последний год существования СССР, и вскоре в местном социализме я разочаровался. Но сделать шаг назад и сказать всем о своём разочаровании я не мог – это было бы не по-мужски.

Нивио остался учиться в Киеве, но после окончания университета ни дня не проработал по специальности, зато начал всерьёз заниматься музыкой. Играть на национальных духовых инструментах он учился ещё дома – в Перу – правда, втихаря: мама не одобряла увлечения музыкой и считала, что этим на жизнь не заработаешь. Но получилось иначе – с музыкой Нивио начал путешествовать по миру: жил в Швеции, Германии и Австрии, но, говорит, его всегда тянуло назад в Украину.

В Европе мне нравились культура и уровень жизни, но я чувствовал, что мне всё равно чего-то не хватало. Когда я стал более взрослым, я понял – там отсутствовала душевность. Она не измеряется только уровнем культуры. В Украине человек может быть недостаточно культурный или тактичный, но его человеческие качества высоки. Здесь люди душевнее. Она из причин, почему я хотел вернуться в Украину из Европы – это желание тепла. Украина для меня уже мой дом, я даже могу считать её своей родиной.

Нивио вернулся в Украину, осел в Ялте и продолжил заниматься музыкой, но после аннексии Крым пришлось покинуть и уехать в столицу, правда ненадолго: в конце 2014-го Нивио пригласили в Одессу – играть музыку индейцев в составе нового проекта «Эльдорадо». Наш герой на тот момент был едва ли не единственным человеком в Украине, который мог исполнять такую музыку. Других участников проекта приглашали с разных концов света, но репетиционной точкой оказалась именно Одесса. Нивио стал приезжать сюда на репетиции, а после и вовсе решил переехать.

Постоянно в Одессе я живу почти два года. Мне нравится, что это такой интернациональный город. Наверняка все порта мира такие. Люди, которые оказались вдали от своей родины, они почему-то часто выбирают города, которые ближе к морю.

 

Проект «Эльдорадо» запустили, успели дать несколько концертов по Украине, играли и в Одессе вместе с симфоническим оркестром, но спустя пару лет, группа почти перестала выступать, а у Нивио появилась новая идея – открыть в Одессе творческое заведение и собрать в нём всех знакомых музыкантов, с которыми он уже успел познакомиться. Выбор пал на бар, хотя ресторанным делом до этого момента наш герой никогда не занимался.

Я, когда открыл бал, даже не думал, что это такой творческий процесс. Это целая наука. Но если бы до открытия «Пончо» мне сказали о том, что это будет так сложно, я бы его, наверное, не открыл. Было очень много бюрократических моментов, но одесская бюрократия – она какая-то доброжелательная: куда бы я ни пришёл за подписями или печатями, люди меня встречали с улыбкой, хоть я и знал, что оформление документов будет длиться очень долго. Тем не менее люди были добры ко мне. Это, по-моему, такая черта Одессы.

 

Нивио говорит, что изначально относился к бару как к дому и старался сделать его душевным. «Пончо» оформили в стиле индейцев, а большинство предметов интерьера перекочевали туда из личной коллекции Нивио, которую он собирал больше 20 лет. В ней есть изделия из Канады, США, Мексики, Панамы, Гватемалы, Чили, Перу, Колумбии и Эквадора. В баре хранятся даже семейные реликвии, но эти вещи не выставляются на показ. В «Пончо» Нивио работает вместе со своей женой. Иногда родителям помогает и старший сын. Всех, кто приходит к ним в гости, семья Нивио считает не клиентами заведения, а друзьями.

Я хотел, чтобы здесь люди получали что-то большее, чем просто еду и напитки. Мы привыкли, что место, где мы работаем – это дом. И непривычно, когда сюда заходят некоторые гости и не здороваются. Тогда мы первыми здороваемся, чтобы человек понял, что он пришёл совсем в другое место. Это дом, где собираются почти все свои, творческие люди и многие друг друга уже знают.

Нивио считает, что в Одессе, да и в целом в Украине, мало баров европейского стандарта, куда могли бы прийти разные по статусу и финансовому положению люди.

Бар – это место, где всё должно быть очень просто, это место, где люди снимают свою маску, которую они надели, выйдя из дома на работу. Здесь очень много баров, где люди не снимают эту маску. Заведения здесь либо для очень богатых, или тех, кто хочет казаться богатыми, либо наоборот, для людей с очень низким доходом, а вот середина отсутствует.

 

Цель Нивио была достичь этой «середины». Может быть, именно для того, чтобы люди скорее снимали с себя маски, в «Пончо» почти каждый день играет живая музыка. Но, в отличие от интерьера, она направлена не только на латиноамериканскую культуру.

Я не хотел, чтобы здесь было узкое направление музыки, несмотря на то, что интерьер направлен на культуру индейцев. Я люблю разную хорошую музыку и не очень люблю, когда какие-то общины закрываются и делают что-то только для себя. Этим, может быть, мы в Латинской Америке и отличаемся. Мы приветствуем людей с любого континента, и они очень легко вливаются в нашу жизнь.

Нивио считает, что перуанцы и украинцы, несмотря на отдалённость друг от друга, во многом похожи. У обоих народов схожи семейные ценности, да и характеры у людей тоже немногим отличаются.

Перуанцы, может быть, более открытые, более весёлые, но не настолько, как другие латиноамериканцы, те же бразильцы или аргентинцы. Украинцы могут открыться, когда хорошо выпили, например. Есть качества, которые мне нравятся в украинцах – они очень преданные люди, как друзья. Это редко можно увидеть в других народах Европы.

За время интервью Нивио много раз упоминает доброту, открытость, таланты других людей. А я думаю над тем, что человек замечает в окружающих то же, что есть в нём самом.