Document
«Если они смогли, и я смогу»: об источнике вдохновения Леси Вербы и не/одесских песнях

В четверг 18 февраля состоится вторая презентация книги Леси Вербы «История не/одесских песен». Но в связи с карантинными правилами количество мест ограничено. Поэтому мы решили встретиться с Лесей заранее и поговорить с ней о том, что помогло не просто пережить прошлый год, но и осуществить несколько глобальных международных проектов. И пришли к ней в гости – за её историями и вдохновением. Потому что Леся умеет вдохновлять как никто другой.  
 


Когда границы закрыты, и любимый муж в Нью-Йорке; концертные залы на карантине, а открытие и работа выставки зависит от данных Министерства здравоохранения, немудрено загрустить. Особенно музыканту и художнице, для которой самовыражение и работа соединяются в единое целое. Но Леся Верба не только не поддалась унынию, а и создала несколько громких, и как ни странно в данной ситуации, международных проектов. И даже перенесённый в январе 2021 года covid не выбил её из колеи – проверяющий состояние Леси врач регулярно натыкался в квартире на новые её работы: арт-объекты для обувной фабрики, картины для души и стопки только пришедших из печати альбомов «История не/одесских песен»:
 

Я тяжело перенесла коронавирус: постоянно хотела спать, но спать не могла, читать тоже не получалось. Но после самых сложных дней я начала рисовать, а муж часами по телефону читал мне Булгакова, Тэффи, поэзию Серебряного века, и это стало спасением. И ещё больше сблизило нас, несмотря на разделяющие тысячи километров.

Поэтому в февраль Леся вошла хоть и уставшая, но вдохновлённая на новые свершения. И в четверг 18 февраля она второй раз презентует «Историю не/одесских песен», параллельно планирует провести серию небольших концертов, а с потеплением займётся созданием нового мурала, посвящённого роману об Одессе «Двор». И, кстати, жители описанного Аркадием Львовым двора, побывав на выставках Леси, решили художницу поддержать и купить материалы для росписи. Это далеко не все планы Леси Вербы на будущее, но интересно, что большинство из них буквально становятся продолжением одной идеи, которой Леся загорелась ещё осенью 2019 года.
 

Тогда, ещё в докарантинные времена, Леся вдохновилась примером своего мужа Артура Золотаревского, который 30 лет назад волей судьбы уехал в США и там стал успешным врачом. А, наблюдая за тем, как он помогает людям и даёт им второй шанс, решила создать проект, который позволит оценить силу и мужество тех, кто, находясь в иммиграции, своим талантом меняет мир к лучшему. Так появилась выставка «I ' mGrand / t», в названии которой слышатся и слово «иммигрант», и словосочетание «я – великий». Собственно, все работы были посвящены известным иммигрантам, сумевшим повлиять на ход истории, – это Альберт Эйнштейн, Никола Тесла, Владимир Хавкин, Зигмунд Фрейд, Иван Бунин, Соломия Крушельницкая и многие другие. Таким образом, Леся решила напомнить о том, что кем бы ни был человек и куда бы он ни уехал, он привезёт с собой то, чем он является. Увлечённо вчитываясь в биографии своих героев, художница заново раскрывала их талант и неординарность. 

Погружаясь в изучение биографий этих людей, я выстраивала свой внутренний каркас, чтобы обрести понимание и своего таланта, своих внутренних данных и возможностей, которые я хочу реализовать и как я хочу реализовать. В наличии были идея, желание, стремление и вдохновение. В процессе подготовки на нас всех рухнул карантин, и мне представилось, что все эти люди, приехавшие в новую страну и оставшиеся в некотором языковом, культурном и социальном вакууме, тоже оказались в своеобразной изоляции, когда не на что опереться, нет базовых исходных данных. И я подумала, а как же они вот так с ничего начали и в результате изменили ход истории. И мысль о том, что же ими двигало, запустила и во мне какой-то реактор, прибавила уверенности и веры в себя. Если они могли, то и я могу, и каждый может. И мне захотелось в этом нашем хаосе вдохновить не только себя, но и других.

Процесс подготовки выставки был непростым просто потому, что весной 2020 года в Одессе, Украине, да и в мире толком ничего не работало. А для создания каждого арт-объекта нужен был индивидуальный подход: это и шитьё, и сварка, и литьё, и рисование, и просто поиск и покупка необходимых материалов. Но, запустив процесс, остановиться Леся уже не могла. В результате выставку оценили не только в Одессе, а и за океаном. А сама Леся, погрузившись в биографии великих людей, параллельно начала интересоваться историями создания песен, которые мы издавна считаем практически одесскими народными и к которым даже не относимся серьёзно. Это и дворовые «Лимончики», и легендарные «Шаланды, полные кефали», и босяцкая «На Дерибасовской открылася пивная», и душещипательная «Я так тебя люблю». 
 

И в результате появилась идея создать альбом с историей каждой такой песни, нотами, авторскими иллюстрациями и перечислением музыкантов, которые её пели и не догадывались, что это немного одесский фольклор. Взять, к примеру, всем нам известную песню «Ах, Одесса моя ненаглядная». Музыка была написана композитором Андреем Эшпаем, а первоначальный вариант назывался «Отчего, почему?». И только по просьбе Леонида Утёсова эта лирическая песня была переписана под Одессу, и неожиданно стала очень даже одесской. А оригинал исполнял «любовник польской эстрады» Ежи Поломски. Или взять известные всем «Лимончики» – музыка была написана легендарным одесским исполнителем и композитором Львом Зингерталем, автором первоначального текста считается Яков Ядов. Но эта песня быстро ушла в народ и «обросла» новыми словами и значениями. Так, в 1932 году Леонид Утёсов не рискнул петь оригинальные «Лимончики», и песня прозвучала как фрагмент советской джазовой композиции, слова для которой написал Василий Лебедев-Кумач. А вот фрагмент мелодии песни «Прости-прощай, Одесса-мама» был позаимствован Утёсовым у американского мюзикла, и автор её – афро-американец Shelton Brooks.  

 

Сборник состоит из историй 14 песен, а послушать их в исполнении автора альбома Леси Вербы можно, достав из конверта на последней страничке диск, записанный специально для «Истории не/одесских песен».    
 

Как и большинство музыкантов, долгое время я воспринимала одесские песни как такой низовый городской фольклор. И к предложению в 2016 году исполнить песни Утёсова об Одессе с заслуженным Академическим оркестром ансамбля песни и танца Вооруженных сил Украины во главе с дирижёром Дмитрием Антонюком отнеслась настороженно. С одной стороны, восторг от того, что предстоит работать с лучшими музыкантами страны. А с другой – одесские песни. Но стоило мне запеть под оркестр «Купите папиросы», мурашки побежали по коже и проступили слёзы, причём у всех. И тогда я по-новому взглянула на одесские песни. А позже решила поделиться своим видением, а также историей, биографией, неожиданными фактами песен, которые пристали к одесскому берегу и стали родными.

Первый пробный тираж альбома раскупили на первой презентации в Летнем театре ещё осенью 2020 года, второй тираж ушёл на Amazon и тоже был раскуплен. И вот теперь состоится вторая презентация и уже третий тираж «Истории не/одесских песен». А Леся тем временем стала членом Союза писателей Северной Америки – там по заслугам оценили проделанную ей работу. Кроме этого в сентябре 2020 года у Леси Вербы вышел альбом песен под бандуру «Золоте», а её песня «Русалоча» в джазовой обработке Алексея Петухова и его трио до последнего лидировала на Всеукраинском джазовом хит-параде, и уже звучит на украинских радиостанциях.