Document
Дом Либмана «одели» в леса, а мы вспоминаем, почему он так нам дорог

Дом Либмана – совершенно знаковое здание. Когда-то оно символизировало расцвет технического прогресса, финансовую состоятельность горожан и вообще Одессу. Его описывали Бунин, Куприн и Славин. Дом Либмана – это история, которую очень хочется сберечь.


Буквально на днях возле дома Либмана появились леса, а это означает, что здание всё же ждёт обещанная реставрация. Мы предлагаем вам взглянуть на то, как оно выглядит сейчас, и рассказываем историю создания этого архитектурного памятника.

В 1888 году пришедшее в упадок за ненадобностью здание, расположенное на углу Садовой и Преображенской, было продано под снос известному в городе человеку. Бернгард Либман долгие годы занимался производством хлеба и сдобы – сначала работал в кондитерском магазине Дурьяна на Александровском проспекте, а потом, собрав нужную сумму денег, решил открыть собственное дело. Для этого он поручает одесскому архитектору Эдуарду Меснеру строительство самого современного здания. Вместе с архитектором Альфредом Ниесом Меснер создаёт известный сегодня дом Либмана. 

 

В начале сентября 1889 года городские службы произвели тщательный санитарный осмотр пекарни, кондитерской, всех хозяйственных помещений и нашли все полностью соответствующим предусмотренным нормативам и правилам. В здании всё было прекрасно: эффектный фасад, современное оборудование и обслуживание, наличие электричества и бильярдных комнат, и даже реклама:

Кондитерская Б. Либмана в Одессе, угол Дерибасовской и Преображенской улиц, против Соборной площади, в собственном доме. Прекрасно устроенное помещение с большой верандой и отдельной бильярдной комнатой. Освещение везде электрическое. Чай, кофе, шоколад. Буфет с закусками. Шоколад, оршад и другие прохладительные напитки. Кондитерские печения всевозможных сортов. Принимаются заказы на пасхи, куличи, торты и прочее. Паровая механическая пекарня различных сортов хлеба, и даже алейронатного – для страдающих сахарной болезнью.

В кафе-кондитерскую Либмана неоднократно заглядывали представители одесской и приезжей богемы: Валентин Катаев, Эдуард Багрицкий, Лев Славин, Иван Бунин, Александр Куприн, Сандро Фазини и многие другие. Так, в 1916 году Куприн написал рассказ «Скворцы», в котором описывает особую привлекательность здания для птиц:

Сделав опасную переправу через морскую раковину, скворцы отдыхают (…) в определенном, излюбленном из года в год месте. Одно такое место мне пришлось (…) видеть в Одессе, весною. Это дом на углу Преображенской улицы и Соборной площади… Был этот дом тогда совсем чёрен и точно весь шевелился от великого множества скворцов, обсевших его повсюду: на крыше, на балконах, карнизах, подоконниках, наличниках, оконных козырьках и лепных украшениях… Сколько там было оглушительного крика, писка, свиста, трескотни, щебетанья и всяческой скворчиной суеты…

В целом, все те, кто заходили к Либману, обязательно рассказывали о впечатливших кондитерских изделиях и, конечно, внешнем убранстве. О популярном кафе писал и Лев Славин в романе «Наследник»:

Мы прошли по Соборной площади, но не через центр, залитый светом, а по темной боковой аллее, меж мароньеров и акаций. На матовых стеклах кафе Либмана мелькали силуэты бильярдистов.

Но дом Либмана прославился не только качеством продукции и уровнем обслуживания. Когда-то он даже стал жертвой террористического акта. В начале XX века эсеры-террористы велели хозяину внести необходимую сумму для «общего дела». Но Либманы отказались от такого заманчивого предложения. В результате в окно кафе бросили самодельное взрывное устройство. Но бросили в то редкое время, когда кофейня пустовала и никто не пострадал.

 

Во время Первой Мировой войны одесских австрийцев и немцев стали без разбора арестовывать. Так, в тюрьму попали и Либманы, а их заведения закрыли. А потом пришла новая власть. И началась совсем другая эпоха. Все верхние этажи отдали под коммунальные квартиры, в нижних обосновались многочисленные советские учреждения. Соответственно, за зданием никто особо не ухаживал – ни жильцы, ни городские власти. И к нашему времени очаровательное эклектичное здание оказалось в весьма обветшалом виде. О том, что ему необходима реставрация, было понятно давно. Мы писали раньше, во что превратился дом Либмана, и это, конечно, не просто грустно, а даже трагично. Но возможно, сегодня появился шанс. И здание обретёт былую величавость, им будут любоваться одесситы и гости города. Как минимум, это будет справедливо по отношению к Бернгарду Либману, который когда- то вложил всю свою душу в его создание и процветание.