Document
Докопаться до основ: интервью с Василием Ивановым, CEO компании KeepSolid

Студенчество — время грандиозных идей и огромных ресурсов для молодежи, но изучение множества разных предметов в ВУЗе не всегда помогает подготовить специалиста в конкретной области. Часто случается так, что выпускаясь из университета, мы вынуждены получать дополнительное образование.


IT-компания KeepSolid занимается просветительской деятельностью среди студентов технических вузов, помогая понять, что из себя представляет IT-индустрия и какие направления сейчас актуальны. Кроме того, компания создаёт лаборатории, где студенты могут применить свои знания и навыки, создавая конкретный продукт. Поговорили с CEO компании Василием Ивановым о техническом образовании в Одессе, о том, почему вузы не очень охотно вовлекаются в социальные активности и о том, что нужно, чтобы наш город попал в тройку лидеров среди IT-городов Украины.

 

 

Почему вы начали инвестировать в образование? У нас недостаток специалистов или их в одесских ВУЗах некачественно готовят?

 

Когда мы начали предпринимать первые попытки нанимать специалистов, мы уперлись в проблему соотношения цены и качества. Я недавно анализировал, кто у нас в компании что делает и осознал, что те работы, которые я когда-то делал за 300 долларов, сейчас делают за 2000-3000 долларов. Сложность такая же, почему тогда в десять раз больше денег?

 

Начав достаточно глубоко копать проблему, поняли, что у нас очень много «специалистов», не имеющих фундаментальных знаний, не понимающих, как технология в принципе устроена. Они просто пытаются штудировать, повторяют какие-то успешные действия. Я пришел к тому, что, если действительно заниматься образованием, то через несколько лет появятся специалисты, которые будут понимать, что все технологии построены на каком-то одном фундаменте. Да, они не будут знать десять языков программирования и сотни технологий. Но они будут понимать, как работает компьютер. Что происходит с приложением, когда его запускают, как оно разворачивается в памяти. Почему какие-то процессы грузят видеокарту, какие-то процессор, какие-то сетевую часть.

 

 

Получается, что политех дает широкий спектр, но по верхам, без погружения?

 

Ну если брать одесский политех, то точно да. Он дает очень широкий спектр, но всего совсем по чуть-чуть. И те, кто действительно хотят, способны дальше развиваться. Это в какой-то мере даже интересно. Во время учебы, мы очень сильно жаловались на сам университет, потому что никаких современных знаний мы там не получали, особенно практических. Но потом я на это начал смотреть с другой стороны. Это такая школа выживания... Потому что они просто дали толчок, вроде: «вот рыбное место, на тебе удочку; научишься ловить рыбу — будешь ловить рыбу». Даже не учили, просто давали удочку и показывали направление. Но те, кто после четвертого курса вышли, это люди, которые сами до всего докопались. И самое главное — они научились докапываться до основ.

 

Я очень горжусь тем, что на свое первое еще место работы я привел четырех одногруппников, это были как раз такие ребята, которые до всего докапывались — сейчас они занимают высокие должности в разных IT-компаниях. Теперь у меня есть желание немного помочь студентам, чтоб не заставлять их проходить тот же долгий путь. Чтоб, экономили время, направляя ресурс в нужное русло.

 

Одна из проблем образования в том, что оно вообще не дает цели. Многие молодые люди не задумываются всерьез о выборе специальности и поступают в ВУЗы, в которых учились родители. Я вот пошел учиться на тот же факультет, где учился мой старший брат. Мне просто повезло, что это был мой выбор.

Какие возможности вы предоставляете студентам?

 

Около года назад было принято решение открыть лаборатории на базе университетов. Мы начали с наиболее удобных, где были какие-то связи, и, прежде всего, где были заинтересованные преподаватели. Первые лаборатории открылись в Академии связи им. Попова и на мехмате в Мечникова. Лаборатория в Попова работает очень активно. Это помещение, которое выделил университет. Мы сделали там ремонт, поставили свои машины.

 

Преподаватель отбирает группу 5-6 ребят, из преуспевающих студентов третьего и четвертого курсов. Они приходят в лабораторию, чтобы заниматься проектом, который предлагается сотрудниками нашей компании. У этой группы учащихся есть кураторы на каждом этапе. Они делятся с ребятами знаниями, которых студентам пока не хватает. Плюс еще удаленно смотрят, как продвигается процесс. Ученики приходят после пар и занимаются разработкой продукта. Начинают с нуля: наш архитектор помогает сделать им прототип, дизайнеры помогают сформировать визуал, а они уже непосредственно пишут код. У каждого из участников команды есть своя задача, разработка конкретного участка. Чем это полезно студентам — они могут, еще обучаясь в университете, поучаствовать в процессе разработки на практике и увидеть результат. Это возможность получить навыки наших сотрудников. Кроме того, это неоценимый опыт командной работы. Одна из трудностей для новичков, приходящих в компанию — неумение работать в команде. В университетах этому точно не учат.

 

Мы, в свою очередь, если все идет успешно, готовы взять ребят к себе в штат и продолжать работать над нашим общим проектом. Для компании польза в том, что есть люди, готовые нам помогать, потому что у коллег достаточно много работы, и свободные руки никогда не помешают. Сейчас мы планируем открыть вторую лабораторию на мехмате и ведем переговоры с политехом на этот счет. В будущем планируем сделать такие лаборатории во всех технических вузах. В идеале подобные пространства должны функционировать циклично. Команда зашла, сделала продукт и ушла. Пришла следующая команда и занялась своим проектом.

Кроме того, мы проводим просветительские мероприятия для студентов младших курсов. Это такое себе знакомство с IT. Мы в течение месяца, раз в неделю в каждом вузе (где есть IT-кафедры) проводим лекцию том, какие существуют вообще специальности в индустрии. Мы доносим, что IT — это не только программисты и тестировщики, как у нас заведено — это еще маркетинг, продажи, это пиар, это менеджмент, работа с клиентами и еще штук двадцать-тридцать специальностей можно назвать. Наша цель — донести до студентов первых курсов, что есть такие профессии. Что даже если они учатся на какой-то технической специальности, чтобы они смотрели на рынок труда, как на более широкий, чтоб не выходили системными администраторами потому, что у них «такая профессия».

 

 

ВУЗы охотно подключаются к подобным программам?

 

Нет, нельзя сказать, что охотно. Если это прямо вот на 100% учебный проект, то они не против. Наверное, самое масштабное, что сделали, идя нам на встречу, это выделили аудиторию для курса, который называется «Введение в специальность». Я не претендую на правоту — это мое личное мнение, но, отвечая на ваш вопрос, могу сказать: у меня сложилось впечатление, что причина в преследовании личных интересов руководящего состава ВУЗов. Социальные инициативы никогда не приведут к какому-то финансовому результату. Они вряд ли быстро сделают ВУЗ популярным. Поэтому сотрудничество с социальными проектами это всегда вопрос: «а что я буду с этого иметь?» Когда ты человеку говоришь: «что-то ты будешь с этого иметь лет через пять» — разговор заканчивается.

Когда ты человеку говоришь: «что-то ты будешь с этого иметь лет через пять» — разговор заканчивается.

Вы трудоустраиваете только участников лабораторий?

 

У нас на прошлой неделе закончилась программа, которая называется «интернатура», по ней 100 человек проходило. Я не помню точно, но кажется, пять или десять человек оттуда мы трудоустроим. Это те ребята, которые прошли у нас два месяца курсов по восьми разным направлениям — от программирования до контент-маркетинга, и они начнут работать джунами (от junior - с англ. яз. младший, юниор,- прим. ред.) набираться опыта. И еще человек 90 мы подготовили и отпустили. Возможно, они найдут себя в других компаниях. А вообще я мечтаю о том, что когда-то к нам придут джуны, которых научили в какой-нибудь другой одесской IT-компании.

 

 

А насколько одесский IT-рынок заинтересован в молодых специалистах?

 

Мне кажется, что вообще не заинтересован. Я активно общался с директорами наверное 20 одесских IT-компаний — могу назвать только две, которые действительно заинтересованы в работе со студентами. Все остальные считают, что можно решить вопрос релокацией специалистов из других областей Украины. Поэтому я задаю все время вопрос, на который никто не может ответить, но при этом считают меня странным. Почему, если во всех городах Украины мы наблюдаем дефицит рабочей силы, в Одессе за счет релокации мы достигнем изобилия?

 

Почему Одесса не входит даже в тройку лидеров индустрии, ведь у нас очень много IT-компаний?

 

Специалисты, которых мы привозим из Киева, например, говорят, что Одесса похожа на санаторий. Все настолько медленно и неспеша происходит, что как тут вообще может что-то происходить с такой скоростью? Наверное, это исторически сложившиеся условия, что люди не спешат. Чем дольше теплое время, чем ближе к морю — тем больше люди расслаблены.

 

К сожалению, огромное количество тех, кто мог бы развивать инициативы, создавать компании — чаще выбирают возможность переехать в Калифорнию, в Европу и работать там. И это удивительно, ведь при соотношении уровня зарплат и стоимости жизни, Украина одна из самых выгодных стран в мире для айтишников.

 

Нужно чтобы были интересные проекты, компании, которые создают свои продукты. Не могу говорить за всех, но когда я делаю то, что сам могу потом потрогать, посмотреть какая отдача от рынка, что говорят пользователи; услышать предложение, реализовать его и вернуть клиенту обновленный продукт — наверное в этом для меня и есть настоящее удовольствие от жизни. Я делаю полезный продукт, которым пользуются во всем мире. Мне кажется, если бы люди мыслили так, то и уезжало бы меньше специалистов.

Похожие Теги: бизнес it
Поделиться:

Другие материалы