Document
Декларации одесских политиков: вызывающие факты и правда о борьбе с коррупцией

Очередной тур подачи деклараций подошел к концу. Отчеты о доходах и имуществе за 2020 год подали мэр и губернатор, чиновники и депутаты. Знакомство с этими документами похоже на первый поход в зоопарк: вы уже видели слона на картинке, но совсем другое дело увидеть его вживую. Только в восемь лет вы вопили «Вау!» и «Оооо!», а теперь кричите «Сволочи!» и «Ворюги!».  Жизнь интереснее и сложнее, чем зоопарк. Декларации рассказывают не только о политиках, но и обо всем нашем обществе.
 


Ярмарка чудес

В развитых странах избыточное богатство направляется в акции и инвестиции, идет на элитарное образование и благотворительность. В Украине с её нестабильной экономикой и отсутствием любых гарантий деньги вкладываются почти исключительно в квартиры, машины и предметы роскоши. Вот почему декларации так часто похожи на музейные описи, даже если их заполнитель зарабатывает как стоматолог в Далласе, а то и вовсе живет на польскую «минималку».

 

Совладелец целого «Ростдорстроя» Юрий Шумахер в своей компании получал зарплату уборщицы (5 тысяч). Впрочем, «с миру по нитке» ему удалось заработать и задекларировать за 2020 год более 16 миллионов. Только за год! 
 

На что же идут такие деньги? Семья Юрия Борисовича владеет предметами роскоши, стоимость которых может исчисляться десятками тысяч долларов за единицу. В декларации указаны четыре пары часов, три шубы, восемнадцать комплектов ювелирных украшений (браслеты, сережки, кольца). Шумахер — бизнесмен и таких коллекций может не стесняться.
 

Действующий глава городского ГАСКа Александр Авдеев весь свой стаж (13 лет) отработал исключительно на госслужбе. Украшений у него нет, но объявилось два миллиона сбережений (в гривневом эквиваленте). За последний год его семья получила около 400 тысяч. Вычтя налоги, мы получим доход обычной одесской семьи с двумя работающими. При этом у жены Авдеева есть и просторная квартира, и машина и еще два непотраченных «лимона» осталось. Как? Давайте спросим у экспертов.

Депутат горсовета Богдан Гиганов мог бы рассказать о помощи близких. У Гиганова и бизнес есть, и 25 биткоинов на счетах, но жил он исключительно на подарки: 150 тысяч гривен ему дала мама и еще 150 тысяч получила в виде подарка жена. Других доходов в 2020 году не было.
 

«А еще нужно уметь делать покупки», — наверняка бы добавил Виктор Баранский, коллега Гиганова по фракции «ОП-ЗЖ». Баранскому «близька людина» подарила две квартиры. Та, что имеет площадь 172,6 кв. м. по документам стоит 100 тысяч гривен, а на 386,6 кв. м., — уже 150 тысяч. Кстати, супруга вице-мэра Михаила Кучука свой Range Rover купила тоже за 150 тысяч. Машина перед этим проездила всего два года. Согласитесь, если бы вы умели делать покупки настолько выгодно, то и у вас бы накопилось пару миллионов.
 

Много интересного можно найти в декларациях политиков, но все отчеты своей длиной, глубиной и масштабом затмевает декларация строительного вице-мэра Михаила Кучука. У него, например, 33 банковских счета. На одном лежит 18 миллионов чешских крон, на другом — 21 украинская гривна. В пересчете на гривну на счетах  Михаила Ильича лежит 57 миллионов. Но и это ничто в сравнении с тем, что строительный мэр вложил в строительство. У Кучука 14 объектов жилой недвижимости общей площадью 4849 кв. м. — от «однушек» в советских домах до целого дома с апартаментами общей площадью 1794,5 кв. м. Десять объектов находятся в Одессе, три в Чехии и один в Греции. Есть еще база отдыха в Затоке. Словом, целый городок.


 

Так вот, судя по декларации, Кучук и его супруга Ирина Крыловская зарабатывают на аренде в основном иностранного жилья. В Одессе они, надо полагать, занимаются волонтерством. Вы слышали, что Одесский горсовет сдает этим категориям социальное жилье по 1181 грн в месяц? Даже не сомневайтесь, что большую часть малоимущих и переселенцев принял у себя именно Кучук. Как и многие другие чиновники, он во власти скорее теряет, чем приобретает. Как показывают декларации, уже в первые годы работы на должностях топ-менеджеры Одесской мэрии начинают распродавать имущество на сотни тысяч гривен, а то и на миллионы.
 

Куда взираешь ты, о НАБУин?

Декларации были придуманы не для того, чтобы мы с вами судачили, кто сколько заработал и какие вкусы имеет. Задача этих документов — помочь выявить нестыковки, которые бы указывали на то, что чиновник живет не на зарплату, а его родственники вовсе не гениальные бизнесмены. Задача деклараций — выявить масштабную коррупцию и вымогательство. Но для этого нужны не журналисты-расследователи, а добросовестно и скрупулезно работающие детективы антикоррупционных органов.

 

Детективов государство наняло, но они занимаются совсем не тем, что обещали украинцам изначально. Например, огромное внимание уделяется банковским счетам. О некоторых счетах вы можете и не помнить, а они, оказывается, не закрыты. Но-но! Для того же НАБУ очень важно, чтобы ни один счет не остался незафиксированным. Вот вы и собираете информацию: там у меня 8 гривен, а там 36.

 

В чем детективы НАБУ действительно могли бы преуспеть, так это в изучении нестыковок в декларациях. На то они и детективы.

 

Взять, например, депутата от «Доверяй делам» Светлану Осауленко. Известная модница в своей декларации не указала ни одного из дорогостоящих аксессуаров, с которыми дефилирует. 
 

К директору Департамента труда и соцполитики Елене Китайской вопросов вроде нет: одевается скромно и живет на зарплату (490 тысяч за 2020 год). При этом её супруг работает в компании Salina Nigeria LTD, которая зарегистрирована в столице Нигерии. И вот оказывается, что информации об этой фирме, выплачивающей своему иностранному сотруднику почти 5000 долларов толком и нет. Вроде заняты стройкой. Есть даже страничка в Facebook, где выкладывает свои селфи какой-то парень в каске. Но явно не серьезные девелоперы в деловых костюмах, способные платить человеку в десять раз больше, чем рядовому нигерийцу.
 

Директор департамента здравоохранения Елена Якименко и её супруг всю жизнь работали на госслужбе. За 2020 год они получили в виде зарплат и пенсий 1,2 млн грн и имели почти 7 млн грн сбережений. 


Открываем декларацию за 2017 год и видим, что Якименко указала 2,16 млн гривен дохода от использования некоего имущества. Чтобы получать такую ренту, стоимость имущества должна быть как минимум 15 млн грн. Но ни ценных бумаг, ни корпоративных прав, ни большой недвижимости мы в декларации чиновницы не находим.


СПД для сдачи имущества в аренду Елена Александровна создала только в 2018 году. Доход составил уже 674 тыс., а в 2019-м — ни копейки. При этом «движимого имущества, кроме ценных бумаг и корпоративных прав» за это время было продано на 1,8 млн грн. Напрашиваются вопросы: куда делись прежние доходы и откуда они вообще поступали?
 

Неубедительно выглядит и декларация Бориса Панова, начальника Управления капитального строительства.


Мы можем «прозревать» от сообщений о том, как УКС собирается отремонтировать школу за 80 млн гривен или подключает электросети в доме Руссова за 6,6 млн. Сам Борис Николаевич при этом живет бедно, ютясь с женой и двумя дочерьми в квартирке площадью 48 кв. метров.


И вот, в июле 2018 года супруга Панова приобретает автомобиль Kia Sportage, который стоит почти столько же (638 тысяч), сколько составил доход всей семьи за предыдущие три года (723 тысячи). Похожая история произошла с Вячеславом Бедрегой, мужем «финансового» вице-мэра Светланы Николаевны. Тот с разницей в 1,5 месяца купил сперва Mercedes-Benz за 700 тысяч, а затем Audi Q5 за 1,7 млн. Потому что машина - это исключительно важно: в ней можно работать и проводить деловые встречи, а во время одесских пробок — даже поспать. 
 

Кто-то скажет: «копаться в чужих доходах — фу!». Но именно для этого были созданы антикоррупционные органы. И они, как мы уже убедились, не работают.


 

Сам ты коррупционер!

А теперь для полноты картины представим, что во власть попал абсолютно честный человек. Например — вы. Да-да! Иногда жизнь поворачивается так, что самый спокойный и мирный человек вынужден стать юристом, правозащитником и даже политиком, чтобы отстоять какие-то свои или общие права. Так что не зарекайтесь.


И вот, вы влились в достойную партию, которую финансируют вполне приличные бизнесмены. На волне народного недовольства властью эта партия попадает в горсовет и — кто бы мог подумать — вы сами становитесь депутатом. Теперь вашей главной головной болью становится… декларация!


Допустим вы, как и большинство одесситов, свои 12 тысяч в месяц получали «в конверте». Как обойтись без лишних вопросов? Пишете, что не работали вовсе и 100 тысяч на Новый год вам подарили родители-пенсионеры. Ничего стыдного в этом нет — Геннадию Труханову и Богдану Гиганову тоже мамы помогают.
 

Всем понятно, что совмещать безоплатное депутатство с работой по найму или предпринимательством не получится.  Спонсоры партии готовы выделять вам по 1000 долларов в месяц на вас самих, офис и помощника — в наших политических кругах это называется «рубчик». Теперь вы можете не работать, а быть активным депутатом. Но как обойтись без лишних вопросов? Пишете, что у вас под подушкой лежит полмиллиона и на эти деньги вы собираетесь прожить пять лет. Это не стыдно — вот депутат Илья Фрейман тоже почти ничего не зарабатывает, а на счетах у него 80 тысяч долларов.

 

А еще вы указываете, что ваша двухкомнатная квартира на улице Вильямса по документам стоит тысяч 150, не больше. А вот это уже стыдно, потому что Виктор Баранский за такое жилище и 15 тысяч не дал бы.

 

В апреле каждого года наступает момент истины. Вашу декларацию берет в руки принципиальный журналист-расследователь. В его глазах вы — аферист с мутными доходами, уклоняющийся от налогов. Как вы не кричите о борьбе с коррупцией, о квартирах Кучука и сумочках Осауленко, теперь вы сами — коррупция.