Document
Дегтярная – улица с чисто одесским обаянием

На первый взгляд, Дегтярная – совершенно неприметная улица. Но это только для тех, кто на ней никогда не был. Потому что у этой улицы есть свой характер и яркая индивидуальность. Надо только рассмотреть.


Само название улицы звучит достаточно старорежимно – Дегтярная. Представители поколения Z наверняка и не сразу сообразят, что пошло оно слово дёготь, а для чего это самый дёготь нужен так вообще загадка. Но всё очень просто. В самом начале XIX века в Одессе стихийно и организованно появлялись точки по продаже самых необходимых продуктов и оказанию самых разных услуг. И по обилию торговых лавок появлялись и названия улиц – на Дегтярной продавали дёготь. И был этот продукт весьма популярным – для обработки дерева и кожи, выделки меха и в лечебных целях, всего и не перечислить.

В 1820 году улица получила официальное название и протянулась от Успенской до Лютеранского переулка. В дальнейшем её неоднократно переименовывали. Так, в 1928 году новая власть почему-то решила почтить память «дедушки еврейской литературы» Менделе Мойхер-Сфорима – он первый стал писать светские тексты на идише, а уже позже и на иврите. Правда, жил он в Одессе на Спиридоновской, 26. Во время Второй Мировой войны название, конечно, поменяли – просто вернули Дегтярную. А в 1955 году советские власти переименовали улицу в честь умершего генерального прокурора СССР Андрея Вышинского. Но, спустя 10 лет передумали, и дали улице имя Советской милиции. Впрочем, название Дегтярная всегда витало в воздухе, и в 1994 году его вернули окончательно.

Достаточно плавно Дегтярная вытекает из Успенской – вот отсюда и можно начинать так же плавно гулять по одной из исторических улиц Одессы. И первым привлекает внимание здание на углу с Тираспольской по чётной стороне. Его, правда не очень видно и во двор так просто не попасть. Но жилой дом 1890 года постройки выглядит очень эффектно.

Пересекаем шумную Тираспольскую и попадаем в мир нарядных дверей, ворот и аккуратных особнячков. Здесь нет выдающихся памятников архитектуры, но от этого улица не теряет своей изящности. Даже самое простое здание на Дегтярной выполнено со вкусом.

В выходной день прохожих мало, да и машин больше стоит, чем ездит. Поэтому пройтись по Дегтярной в солнечный осенний день двойное удовольствие. Вот только многие дворы закрыты – жители не доверяют чужакам, и их можно понять. Потому что и на дегтярной двор – это продолжение собственной квартиры.

На Дегтярной вписаны несколько советских зданий, но то ли за счёт их высотности, то ли за счёт привлекательности старых домов, на них совершенно не обращаешь внимания. Они как бы есть, и как бы незаметны.

Дегтярная пересекает площадь Льва Толстого и в этой точке кажется ещё просторнее. Всё-таки три-четыре-пять этажей идеальная высотность для того, чтобы чувствовать одну очень важную вещь. Что город создан для человека и для его комфорта, и что в этом городе каждый человек – это индивидуальность.

И, пожалуй, в этом вся Дегтярная – в ней нет того, от чего сердце замирает. Но в ней есть особое обаяние, которое может произвести куда больший эффект, чем вопиющая красота. На Дегтярной просто хорошо, безо всяких «но».