Document
Что стоит знать одесситам о Франце де-Волане

К сожалению, сегодня первая ассоциация с именем величайшего голландского инженера связана с одной из одесских улиц, находящейся в совершенно недопустимом состоянии. Но Деволановский спуск по большому счёту не имеет отношения к самому де-Волану. А вот вся Одесса – действительно памятник этому человеку. Итак, кем же был Франц де-Волан.


Прежде всего его имя – первое имя, связанное с историей строительства Одессы. Но до того, как попасть на территорию Северного Причерноморья, Франц де-Волан, или в вольной и уже привычной трактовке написания Деволан, успешно поработал в голландских колониях Северной Америки, где участвовал в постройке укреплений, топографических исследованиях и составлении карт. Его опыт в области градостроительства говорил сам за себя, и потому неудивительно, что после поступления на службу российской империи он был задействован как инженер на завоеванных в русско-турецких войнах новых территориях.

Именно Деволан имеет непосредственное отношение к строительству укреплений Кинбурна, Тирасполя, Овидиополя, составлению генеральных планов Вознесенска, Симферополя, Феодосии, и это лишь малая часть его заслуг. Поэтому вполне естественным было привлечь голландца и к созданию порта на территории бывшего турецкого Хаджибея, где было решено устроить военную гавань с купеческой пристанью. Уже в 1792 году инженером был составлен план города, впечатлявший чёткостью планировки. Улицы в нём должны были разделить плато, поднятой над уровнем моря на 20-30 метров. При этом полностью учитывались все особенности рельефа, а площади фокусировались у культовых построек. Именно подобная планировка напоминает города Греции, например, античный Милет, который часто использовался прототипом строительства инженеров и архитекторов XVII века.

И Франц Деволан не стал исключением, но при этом он учитывал и торговый характер будущего города-порта, и возможное военное предназначение. Таким образом, жилые квартала должны были иметь кратчайшую и обязательно удобную связь с портом. Две планировочные прямоугольные сетки улиц сходились под углом 45 градусов на сегодняшней улице Преображенской, прорезавшей весь город с севера на юг. А к морю предусматривались проложенные спуски – сегодня это Польский и Деволановский спуски, улицы Гаванная (с продолжением в Военный спуск) и Балковская. Порт состоял из трёх гаваней – Карантинной, Купеческой, и Военной, а на стратегически важных «перекрёстках» устраивались торговые площади. Кварталы, кстати, изначально задумывалось заселять по национальному признаку.

 

То есть в этой, на первый взгляд, простой, но очень продуманной схеме Деволану удалось задумать идеально спроектированный город. Его предложения были использованы для создания генерального плана Одессы, разработку которого завершил в 1803 году начальник инженерной команды Экспедиции по строительству одесской гавани Егор Ферстер. Последний в результате и возглавил Строительный комитет Одессы, созданный по настоянию того же Деволана. Ведь он понимал, что важно не только хорошо придумать и воплотить в жизнь в задумку, но и в дальнейшем контролировать застройку разрастающегося города. И всё это действительно говорит, что историческая часть Одессы – это поистине памятник Францу Деволану. В память о нём в Одессе была мемориальная доска на Ланжероновском спуске – напротив Музея Порта, а также его фигура является часть памятника, которые чаще считают посвящённым Екатерине II, но вообще-то это памятник Основателям Одессы.

Но после смерти императрицы и при радикальном желании Павла I закрыть Одессу Деволана от его идеального города отстранили – голландский инженер попал в опалу. Сначала его перевели в Мариуполь. А потом и вовсе ему пришлось покинуть службу и практически без средств к существованию уехать в Вену. Но всё же его история закончилась счастливым образом, хоть в Одессу он уже не возвращался. Благодаря именитым и влиятельным друзьям Деволану предложили всё же вернуться в империю, а от Павла он получил формальные извинения и почётный чин при Департаменте водных коммуникаций. Умер Франц де-Волан 30 ноября 1818 года в возрасте 66 лет.

 

Но до сих пор, спустя больше двухсот лет широта взглядов, профессионализм и качественный подход к работе впечатляет, если задуматься о том, как правильно была продумана Одесса. И это в то время, когда о понятии урбанистика ещё не знали, но руководствовались логикой и думали на несколько шагов и даже столетий вперёд.