Document
«Чорне дзеркало» серой зоны: что стоит знать о выставке в Одесском художественном

…Теперь пришла очередь поговорить о безупречной живописной технике художника, пусть и акрилом. Achtung! В ОХМ стоит нынче пойти дабы увидеть высокий уровень живописного мастерства современных авторов! Юрия Северина! Слава тебе Господи, молодёжь способна владеть кистью! Ура!


Выставка Юрия Северина от фонда «EIDOS» Людмилы Березницкой в ОХМ (поторопитесь лишь до 24 августа с.г.)

 

Почему «ЧОРНЕ дзеркало», ежели всё, ВСЁ закрашено («зафарбовано») в СЕРОЕ?  Да, войдя в экспозиционное пространство ОХМ, вы/зритель оказываетесь в «серой зоне». Да-да, той самой «серой зоне», где накануне мучительно (4 дня!) умирал наш солдат, сам вход в пространство стал напоминанием об умирании… (выдох). 

Известно (и общепринято) считать главной драгоценностью украинского собрания зарубежного искусства портрет «Инфанты Маргариты» Веласкеса, обойти этот факт киевлянин Юрий Северин не мог. А потому их (Инфант) на выставке изрядно, ей противопоставлена НАША Инфанта – девочка с ужасающей чёрной «плямой» на лице. Понимаете, не пятном, но именно ПЛЯМОЙ, которую «плямкнули» на её изумительное по красоте лицо. Эта работа – ЗАГЛАВНАЯ! Афиша, анонс всего. 

 

Это – то, что сделали с нами? что сделано? Можно и следовало бы начать повествование о «нашем», доставшемуся нам, времени или нашей пассивности в восприятии всего. Однако, множа стереотипы, автор доводит до абсурда подобную жизненную позицию.

Для «привычного глазу» воспроизведения инфант добавлена расхожая медийная игра с дублированием-сканированием (жаль отошло модное слово-понятие «клон»). Но оно не ВЫ-шло из употребления, однако, увы, образцом перестала быть классика, которую ОЧЕВИДНО пропагандирует художник. Тут вами могут быть опознаны отсылки к Веласкесу, Моне Лизе, Рубенсу, Эль Греко, а если взять ХХ век, то прям таки перечень открывается, НО ОБЩИЙ НАСТРОЙ – ТО ОТ ДЭВИДА ЛИНЧА! Вот в чём проблема для зрителя понимающего! А подойдя к видео в правом зальчике, вы оказываетесь в ПРОЗЕКТОРСКОЙ. Именно там, без показа трупов и без разрезаний. Это всё блокируется в интернете – нас щадят! оберегают от ужасов нашей жизни, от той же реальности нашей войны!

 

А ведь Северин и не стремится (якобы) показать эту, нашу, реальность, он (якобы) уводит в легко узнаваемое (- опознаваемое) прошлое, причём приукрашенное искусством. Но всё равно пребывать там ОЧЕНЬ неприятно (непривычно до неприличности). В целом «гнiтюче», поскольку «угнетающе» – недостаточно точно передаёт ощущения.

Однако потребность в «ужастиках» имеет место в современной культуре. Уже целая индустрия, хотя меня, лично, способна довести до слёз лишь документалистика, ужастики же вызывают лишь насмешки да сожаление о напрасно потраченном времени – «скушно, жалкое нечто». 

 

Теперь пришла очередь поговорить о безупречной живописной технике художника, пусть и акрилом. Achtung! В ОХМ стоит нынче пойти дабы увидеть высокий уровень живописного мастерства современных авторов! Юрия Северина! Слава тебе Господи, молодёжь способна владеть кистью! Ура!

 

Но тогда начинаешь переживать: зачем Юрий Северин настолько удлиняет (не всем) носы? или шеи? подчас вытягивая их вместо голов? Ну, нет, последнее (шеи вместо голов) напротив, уж очень понятно…

Тогда и апелляция к классике становится понятной: «не дотягиваем», «утратили», «не способны уже понимать-воспринимать». И это не укор, это констатация – работа с данностью.

 

Следует по достоинству оценить саму развеску – она классически музейная, даже в частичной скучености (блок из 9 работ или 4). Центральное – в торце – произведение весьма «одесское», так как там античный сюжет «Маяк». Фигуры изображены в смешанной антико-классической постановке: в глаза поваленному парубку светит сугубо античный персонаж, а всё вместе происходит это на окаменевших водах морских.

 

Теперь обернитесь… а там вас будет поджидать Инфанта! Двуголовая! И слева тоже: двуголовые, им уже отсканировали головы (мозги). Печалит (А МЕНЯ РАДУЕТ) холст в левом, малом зале, где Мона Лиза предстаёт в виде «клона» и её отсканированная (легко и радостно узнаваемая) голова существует отдельно от полотна великого Леонардо.

Впрочем, там же явлены и «Конклавы» всевозможные. Нет, речь идёт не о католицизме, но о тиражированности понятий, доведения их И ВСЕГО до абсурда.

 

Не знаю, как прочим иным, но мне доставило удовольствие прогулка – возможность побывать – внутри film noir. Ну и с отчётливым привкусом Дэвида Линча, раннего.    

 

Да и познавательно, начну-ка читать, затем смотреть фильм «Теория всего».

Фото из архива ОХМ
Автор - Иван Страхов