Document
Б.н. в галерее «Invogue#art»

Эта выставка – классическое «Б.н.» = без названия, к тому же групповая, сборная, но современного искусства.


Мы тут постепенно выходим (или ещё нет?) из карантина, самоизоляции, плюс война. ВОЙНА «лютует» = обостряется, а вот заходишь ты с улицы, жары; спускаешься в галерею «Invogue#Art». А там тихо, ПРОХЛАДНО. Хорошо… но внимание-то твоё обусловлено внешними обстоятельствами; а если ещё и выставка «Б.н.», то зритель волен вносить своё, собственное понимание в восприятие.

 

И потом эта их специфика не вывешивать названия работ рядом с произведениями, но вручать «схему» того, что и чьё, где находится…

Ладно, ежели без названия, то мы можем назвать/дать СВОЁ наименование выставке, пусть так и будет: «Б.н.». А поскольку там, вовне некоторые по-прежнему В МАСКАХ, то переживания по поводу пандемии, COVID-19 и необходимости НАДЕВАТЬ-таки маску накладывается на восприятие. Ну и война. Война в эпоху (или период?) пандемии.

 

Потому сразу обращает на себя внимание, ярко красное, разъятое как огроменный цветок, но ещё и с ножками-ручками лицо, Василия Дмитрыка с названием (ехидноватым) «Огонёк». Оттуда же на зрителя смотрит издали лицо в маске, но странной – «неправильной», поскольку именно рот и нос открыты, а вся она излишне кружевная какая-то. Придётся подойти… Работа смешанной техники Оксаны Левченя, – полноразмерное – БОЛЬШОЕ такое себе лицо, где маска оказывается нарисованной поверх лица автора. И такая себе, местами облупленная… (тревожит). Она содержит предложение сыскать своё племя, клан и возлюбить его сильно («Find your tribe and love them hard»).

Чуть поворачиваешь голову вправо, а там снова маски, но скульптурные, яркие, НЕ из дерева (хоть и претендуют выглядеть таковыми), а из пенополистерола, снова «дело рук» Васи Дмитрыка. Они яркие до ацтекских, одна высунула (вам) язык. Отчётливо чувствуешь, что тебя (зрителя) хотят и порадовать, и некоторым образом поиздеваться. Размещены они в ряд над головой, но не высоко. Одна, прям-таки морда, называется «Шлем для моей головы». Кстати, это – супер ехидный объект, да ещё и со смайликом снизу (это если заглянуть, то обнаружишь).

 

Кстати, по всему пространству галереи раскачиваются, вращаются разнообразные мобиль-скульптуры (мобили) Дмитрыка же.

 

Оттуда совершая вращательное движение головой, на противоположной стене, обращаешь внимание на головы же, но уже на полотне довольно большого размера (200Х300см) «Где маршрутка?» Насти Калибабы. Лица людей выделяются, едва ли не фосфорицируя, хотя фигуры и особенно фон прописан удивительным способом (отменно, даже узорно). Нет, там деревня, поля, луга, остатки леса. А эти ребята дожидаются, стоя НА ОБОЧИНЕ. (Хм, уже после, на фото, обнаруживаешь, что их кроссовки люминесцентно светятся) (похоже, неспроста). Город-то весь перекопан и перекапывается подобными же персонажами! Они сюда приехали работать, укладывать «брукiвку» (мостовую), в жару и духоту, поскольку в селе работы (оплачиваемой) нету! И тебе лезут в голову картинки из ФБ с нищей деревней Поморья и пояснениями, почему на самом деле русские парни «пошли воевать»… Но наши на холсте замечательной работы Насти Калибабы ждут… маршрутку…
 

О! А на стене, вдруг, расплывчато всплывает твоё собственное отображение в круглом, большого размера (120см) зеркале, деформирующем твой облик смотрящего. Хотя, если сообразить и заглянуть в некий оптический центр, то он всё выпрямит, = покажет правдиво. Браво Елене Домбровской! Ибо это – многоаспектно и просто здорово!

В следующем зале, ну, там ещё стены выкрашены даже не в красный, но кармин, выделяешь сравнительно небольшую работу Романа Михайлова «Дух свободы». Это ч/б (чёрно-белая) живопись, написанная столь тонко, что кажется фотографией – документацией выдоха. Хотя отчётливо видно, что дух этот идёт на тебя (и угрожающе); а создана работа в 2014-ом году, во времена Майдана…

Ну, а дальше, уж совсем устрашающе, воспринимаешь после всего увиденного фотографию горы шариков. И они стрррашно напоминают знаменитое полотно Василия Верещагина «Апофеоз войны». Не думаю, что Оксана Канивец вкладывала именно такой смысл. НО, тем-то и отличается объект искусства – что он СПОСОБЕН вмещать различные трактовки. В этом-то и заключена специфика современного искусства, что сам зритель ВКЛАДЫВАЕТ смысл, понимание творения; что работа позволяет, предполагает работу (извините) интеллектуальную.
 

Куратор галереи Майя Колесник настаивает, что по большому счёту задачей данной выставки было продемонстрировать, что в Украине СУЩЕСТВУЕТ локальная молодёжная художественная сцена.

P.s. Нет-нет, ещё, в добавок, к тому же, боковым зрением видишь крайне любопытную «дичь», сотворённую художником-графитистом с характерным наименованием «Миша Мост».  Там в работе «Обратный горизонт» по красному фону плывут себе рыбки, бедные, уже чёрные. 

 

Тем же боковым взглядом выделяешь неприятную группку из трёх персонажей, с неприятно-расплывшейся фактурой на холсте Лены Ятло, похоже, у них происходит «пикник». И они, усевшись на зелень травки, похоже, намереваются нечто «ПОКУШАТЬ».