Document
Атмосфера улицы Академика Воробьёва

Эта улица по своему масштабу больше напоминает целый проспект. А местами здесь ещё можно представить себе старую Одессу за чертой порто-франко – свободную, просторную и очень зелёную.


Когда-то улица Академика Воробьёва носила неказистое имя – Полевая. Но так как она служила границей Слободки-Романовки, то на многих дореволюционных картах даже не указывалась. И пока центральная Одесса застраивалась самым элегантным образом, на Слободке появлялись небольшие домики, а линию порто-франко покоряли честные граждане и коварные контрабандисты. А, когда уже забылось лихое время старой Одессы, в 1976 году улицу переименовали в честь уроженца Одессы Владимира Воробьёва – учёного, одного из создателей функционально-диагностического направления в анатомии и академии АН Украины.

Пожалуй, улицу Воробьёва в Одессе знают все – и практически у каждого есть своя печальная история с ней связанная. Можно сказать, что это самая больничная улица города, так сказать, на любой вкус. И чуть больше года назад именно на Воробьева в дополнение открыли Единую оперативную диспетчерскую экстренной медицинской помощи.

Несмотря на довольно широкую проезжую часть, в будний день на Воробьёва совершеннейшая тишина. Уставшие от жаркого лета люди либо сидят на остановках, либо вяло бредут по своим делам. И даже собаки лениво поглядывают по сторонам, не обращая внимания на происходящее вокруг.

А если посмотреть с определённого ракурса, то сочетание старого больничного забора, обильной зелени и пыльной, тоскующей по дождю, траве напоминает ту старую Одессу где-то за чертой порто-франко – просторную и вольную.

По одну сторону улицы Воробьёва в линию выстроились больницы, по другую – церковь, две школы и жилые дома. Собственно, как и на всей Слободке время здесь будто замедляется, и включается философия покоя, а может и понимание, что всё есть тлен, так и зачем куда-то бежать, сломя голову.

Эту улицу пока не освоили застройщики – высотный комплекс выглядит скорее исключением нежели правилом. Ещё со стороны частного сектора раздаётся лай собак, шумно звенит пятнадцатый трамвай и только улица Воробьёва предлагает помолчать и подумать о важном.