Document
Ариадна Папудова и Мария Маразли: о женщинах Одессы, которые вдохновляли

Одесса XIX века славилась не только деловой хваткой и благородством мужчин, но и очарованием дам. Многих одесситок помнят и сегодня, но есть имена забытые. Рассказываем об Ариадне Папудовой, вскружившей голову барону Ротшильду, и Марии Маразли – любимой жене одесского градоначальника с непростой судьбой. 
 


Перенесемся ненадолго в Одессу XIX века. Город расцветает благодаря непрестанной работе своих начальников – всё больше красуется эффектных зданий и высоких деревьев, звучит стук копыт по только недавно уложенной брусчатке, и светская жизнь Южной Пальмиры идёт своим чередом. Балы, прогулки в парках, театральные премьеры… 

 

В большом доме, одно крыло которого смотрит окнами на Соборную площадь, каждый вечер собирается изысканное общество. Ещё бы! Дом, который горожане называют «городок Папудова», построен с таким размахом, что танцевать в его залах могут одновременно не меньше ста пар. А правит балом здесь молодая женщина, о красоте и уме которой потом еще десятилетиями говорили в Одессе. 

Ариадна Папудова
 

Девушка из греческой купеческой семьи, Ариадна Евстратьевна Севастопуло была умна и невероятно хороша собой. В апреле 1844 года она стала второй женой купца первой гильдии, почётного гражданина и городского головы Одессы Константина Папудова. Ей было 20, а ему – 47. Существенная разница в возрасте, вероятно, и послужила причиной того, что Константин Фотиевич души не чаял в своей жене и снисходительно относился к тому, что она всегда остаётся в эпицентре внимания, в вихре мужских ухаживаний. А Ариадна кружила головы не только в Одессе, но и далеко за её пределами…

 

Сидя в своей ложе в парижской Гранд Опера, барон Ротшильд глаз не сводил с блестящей красавицы. Ротшильд знал, что она с мужем, владельцем одного из самых «старых» хлебных бизнесов на юге Российской империи, прибыла в Париж, потому что в Одессе их дела слегка пошатнулись. Из-за экономической блокады экспорт зерна практически прекращён, и фирма её мужа, Константина Папудова, терпит убытки. В желании покорить красавицу Ротшильд проявил недюжинную деловую хватку: мужу Ариадны он помог решить вопрос с кредитами, а ей преподнёс в подарок роскошный особняк. Что было между Ротшильдом и Ариадной, знать могут только они. Нам же известно, что, покидая Париж, Папудовы продали особняк, увезя из него девять великолепных старинных внутренних дверей красного дерева. Благородная фактура, резные ручки из бронзы, и изюминка – вправленные в каждую дверь фарфоровые медальоны, украшенные миниатюрами кисти Антуана Ватто.

 

Роскошные двери заняли свое место во внутренних помещениях верхнего этажа одесского дома Папудовых. А когда их дочь, Ариадна-младшая, вышла замуж за генерала Андрея Мартынова, то двери стали своеобразным приданым. И в 1870-х переехали в только что построенный особняк Мартыновых на Каменном острове в Петербурге. Перед Первой мировой в Питере объявился человек из Парижа, за немалые деньги откупивший у Мартыновых все девять дверей. Говорят, в итоге они вернулись на своё место, в старый парижский особняк принца де Саган. 
 

Мария Маразли
 

Оказывал в своё время знаки внимания Ариадне Папудовой и легендарный городской голова Григорий Маразли. Сын одесского купца и домовладельца греческого происхождения, Григорий Григорьевич родился в 1831 году, получил отличное образование, служил в канцелярии кавказского наместника Михаила Воронцова, и к 27 годам успел сделать неплохую карьеру. А потом решил: почему бы не пожить в Париже? И пять лет, до 1863 года, провёл в круговерти парижской красивой жизни, благо деньги на это у богатого одесского грека имелись. И в Париже, и уже после, вернувшись в Одессу, Григорий Маразли был славен умением красиво ухаживать. О его романах с самыми блестящими красавицами того времени ходили легенды. А вот женился Маразли единственный раз в жизни, когда ему было уже 72 года. Невесте, Марии Фердинандовне Кич, на момент бракосочетания в 1903 году исполнилось 44. 

 

Мария Маразли, урожденная Наркевич, пожалуй, самая неизвестная из одесситок, сыгравших важную роль в жизни своих мужей – видных общественных деятелей города. Даже сведения о её биографии довольно противоречивы. Известно лишь, что Мария Фердинандовна происходила из помещичьей семьи, связанной родственными узами со многими дворянами-землевладельцами в наших краях.

 

Но сейчас не об этом, а об удивительном союзе Марии Кич и Григория Маразли. Дело было в те времена, когда в моду вошли домашние спектакли. Сегодня мы компаниями играем в Мафию и рубимся в настольные игры, а сто с лишним лет назад люди такими же дружными компаниями развлекались постановкой спектаклей по известным пьесам. Один такой домашний спектакль был поставлен на даче Григория Маразли. Главную роль в этой любительской постановке играла супруга председателя Одесского коммерческого суда Павла Кича Мария. С семьей Кич Маразли был знаком с 1870-х, и практически с самого начала их дружбы карьера Павла Кича резко пошла в гору. Поговаривали, что холостой, привлекательный внешне, богатый и известный Маразли таким образом «компенсировал» Кичу романтические отношения, в которые вступил с его женой. Со временем связь Григория Маразли и Марии Кич уже была настолько очевидной, что по городу поползли сплетни. Хотя участники этой жизненной драмы и сами давали массу поводов: например, супружеская чета Кич сопровождала Маразли в Париж, где все они жили в одном отеле. Словом, «друг семьи» оказался тем человеком, который эту семью в итоге разрушил. Кич дал жене развод, после чего Григорий и Мария смогли обвенчаться. Мария Фердинандовна, к слову, была не просто «мужняя жена»: она много лет оставалась заместителем председателя Одесского отделения Российского общества защиты женщин. А ещё вдвоём с Григорием Маразли руководила Обществом содействия физическому воспитанию детей и защиты детей от жестокого обращения и вредной их эксплуатации.

 

Григорий Маразли умер в мае 1907-го. После революции 1917-го Марию Фердинандовну «уплотнили», выделив ей бывшую дворницкую в принадлежавшем когда-то семье Маразли особняке на пересечении Пушкинской и Ланжероновской улиц. Говорили, что на жизнь себе она зарабатывала продажей пирожков, которые сама же и пекла. Говорили, что в 1919 году за ней из Греции пришел корабль, чтобы навсегда увезти Марию Маразли из Одессы. Потом уже говорили, что Мария Маразли жила в Афинах, очень нуждалась и умерла в бедности после 1935 года. Позже стало известно: из Греции Мария Фердинандовна переехала во Францию, где жили её сын и дочь от первого брака. Она похоронена в Ницце, на православном кладбище Кокад. На надгробии даты: 20.08.1859 – 25.03.1945.