Document
Пять архитекторов старой Одессы: чем они заслужили нашу любовь

Среди архитекторов старой Одессы невозможно выделить лучшего – каждый из них работал в собственном стиле и старался создать что-то особенное. Но многие имена остались только в краеведческих книгах или ассоциируются с какими-то одесскими заведениями. Для начала выбрали самых известных зодчих, чьи шедевры вы точно знаете и помните.


Было время, когда Одессе невероятно везло не только с благородными градоначальниками, но и с талантливыми архитекторами. И те, и другие воплощали свои амбициозные проекты в городе, который был открыт всему новому. Но сегодня мало кто помнит об иностранцах, создававших ту самую Одессу, которой мы до сих пор восхищаемся. А ведь они заслужили того, чтобы их помнили.

Франческо Боффо

В Одессе его называли по-простому – Франц Павлович, хотя был он родом Италии и родился Боффо в 1796 году в Сардинии. Он работал в разных городах и странах, но в результате к себе его привязала именно Одесса. Прехал он в 1818 году и 40 лет своей жизни отдал на то, чтобы молодой город архитектурно расцветал. Представитель южно-итальянской школы, он стремился к изысканности в мелочах и стройной парадности, характерной для классицизма. Но, как настоящий итальянец, был человеком эмоциональным и даже взрывным. Занимая с 1819 года должность главного архитектора Первой части города, мог противиться решениям чиновников и даже устраивать своеобразные диверсии. Как это произошло и со строительством первого здании Кирхи или намеренной затянутости работ по созданию нынешней мэрии. Есть предположения, что делал он назло непрофессиональным начальникам, за что часто попадал в опалу. Но его талант нельзя было не принимать в расчёт, и Боффо всегда выходил победителем. Именно он продумал создание Потёмкинской лестницы и полуциркульных зданий за спиной у герцога де Ришелье. Спроектировал Воронцовский дворец и дом Ягницкого на Пушкинской, 6. И многие ещё другие здания принадлежат его перу.

Лев Влодек

Лев Влодек свою юность провёл в Житомире, закончил Петербургское строительное училище, а после учебы по распределению попал в Одесский строительный комитет. И с начала 1860-х годов он начал активно работать в нашем городе. Сначала занимал должность помощника городового архитектора, а потом увлёкся инженерным делом и провёл серию экспериментов по изучению свойств бетонных массивов в различных условиях и даже управлял двумя бетонными заводами. Влодек был человеком разносторонним и уже к 1880-м годам занялся промышленной архитектурой, после сочетал неоштукатуренный кирпич с пышным лепным декором, как в доме Фальц-Фейна на Гоголя, 5. К началу XX века выбрал для себя «живописный» модерн. И это, конечно, великолепный Пассаж и бывшая гостиница «Большая Московская», которая сегодня вроде и стоит на Дерибасовской, но это не совсем она.

Александр Бернардацци

С его именем всё чаще ассоциируется известный одесский ресторан. Но прежде всего это имя великолепного одесского архитектора. Александр Бернардацци родился в итало-швейцарской семье в Пятигорске. После завершения учёбы в столичном Строительном училище юноша переезжает в Бессарабию, где в 19 лет начинает работать в дорожно-техническом управлении. А потом 20 лет оставался на посту главного архитектора Кишинёва. В 1879 году Бернардацци осуществляет строительство по проекту Шретера железнодорожного вокзала «Одесса Главная». А уже в середине 1880-х он считался одним из самых заслуженных мэтров Одессы. Множество особняков выстроил в нашем городе, тот самый масонский дом и, конечно Новую купеческую биржу – нынешнюю филармонию – и «Бристоль». Умение архитектора сочетать в своих строениях практически все известные на тот момент архитектурные стили сделало Бернардацци самым популярным архитектором своего времени. 

Феликс Гонсиоровский

У Феликса Гонсиоровского были польские корни, хотя родился он в 1815 году в Луцке, учился и работал в Варшаве, а в 1848 году приехал в Одессу. И сразу проявил себя новатором. Вместо шаблонных форм классицизма он предлагает новую «неоготическую одежду». Именно таким вышел дом Бржозовского на Гоголя, 2 или тот самый «Шахский дворец» – сочетание монументальности и изящества. Но к 1870-м годам Гонсиоровский проникается эпохой итальянского Возрождения – нынешний Археологический музей. Но больше всего современники ценили его за создание доходных домов – например, дом Рафаловича на Пушкинской, 3.

Юрий Дмитренко

Один из тот редких случаев, когда архитектор не только по делам своим заслужил звание одессита, но и родился в Одессе. Юрий Дмитренко учился в Ришельевской гимназии и занимался в рисовальной школе Общества изящных искусств. В 1880 году он окончил отделение живописи в Академии художеств. А спустя несколько лет, благодаря участию в установке памятника Пушкину на Приморском бульваре, он стал хорошо известен в городе. В 1894 году по его проекту было построено здание второй в мире бактериологической станции на Пастера, 2. Он участвовал в строительстве Одесского оперного, а апогеем для архитектора стал проект памятника «Основателям Одессы» на Екатерининской площади.

Практически невозможно перечислить всё, что было создано этими людьми. Но, пожалуй, даже этого достаточно, чтобы запомнить их имена. Запомнить и по возможности сохранить то, что пока ещё есть в Одессе.