«Нужна не пропаганда, а нейтральная фиксация»: Ройтбурд о демонтаже мемориальной доски Жукову

Четвёртого февраля в Одессе демонтировали последнюю мемориальную доску маршалу Жукову. Настроения одесситов по этому поводу очень разные. А мы публикуем мнение одесского художника и директора ОХМ Александра Ройтбурда.


В Одессе убрали последнюю мемориальную доску Жукову. Ну, убрали. Патриоты торжествуют. Коттон в печали.

 

Самое неприятное – очень взбудоражены таксисты. А это самый надёжный маркер социологии. Если таксисты против – есть повод задуматься.

 

На самом деле эта помпезная дорогая доска была неуместна. Жуков – фигура, мягко говоря, неоднозначная. Я вырос во дворе напротив этой доски. Тогда её не было, но во дворе было много фронтовиков.
Жукова они не презирали как Будённого-Ворошилова-Тимошенко, но называли мясником. Говорили, что он заваливал немцев нашими трупами. И всё-таки Жуков – часть локальной истории Одессы. Я ходил в детский садик, который располагался в особняке на ул. Петра Великого, ныне Дворянской, и где жил Жуков в период одесской ссылки, от Жукова там оставалось чучело медведя, и я его очень боялся. Вплоть до того, что стоявшая на другой лестничной площадке поясная скульптура кудрявого Володи Ульянова с книжкой в руке казалась мне антидепрессантом.

«Нужна не пропаганда, а нейтральная фиксация»: Ройтбурд о демонтаже мемориальной доски Жукову - изображение №1
Фото: Дем'ян Ганул

Но на этом доме была бы уместна минималистичная шрифтовая табличка с примерно таким текстом:

 

«В цьому особняку з 1946 по 1948 роки мешкав радянський маршал Жуков».

 

Всьо. Без огромных барельефов, регалий и полочек для цветов. Просто информация.

 

Как и информативные таблички на домах, где жил Троцкий, Гельфанд-Парвус, Мишка Япончик, Желябов или Блюмкин. Или на воротах Лермонтовского санатория, где лечился Шухевич.

 

На доме, где родился я (а это напротив снесённой сегодня доски) и где была штаб-квартира черносотенного «союза русского народа», возглавляемого городским головой Пеликаном – табличка про эту тусовку. Через два дома от этого – табличка про сестёр Суок. Таблички на доме, где жил сам этот Пеликан. Где жил какой-то Новосельский или граф Михаил Толстой. И прочая, и прочая, и прочая. Никакой пропаганды. Просто нейтральная фиксация. Просто история.

 

Оригинал можно прочитать тут