Агорафобия в большом городе

Вряд ли в мире есть человек, который ничего не боится. У кого-то панический ужас вызывают насекомые, кто-то чувствует себя некомфортно в темноте. Любого бы напугала встреча с клоуном посреди ночи на безлюдной улице. Все эти страхи не сильно влияют на нашу жизнь. Мы просто стараемся избегать того, что заставляет трястись поджилки. Но что делать, если страх мешает выйти из квартиры?


Болезнь мегаполисов

     Агорафобия или боязнь открытых пространств редко проявляется сама по себе. Как правило, она является следствием тревожного расстройства — одного из видов невроза. Виктор Анатольевич Пахмурный, доцент кафедры психиатрии, наркологии, психологии и социальной помощи ОНМедУ (Одесского Национального медицинского университета - прим.ред.), отмечает, что уровень тревоги повышается с развитием общества. Когда возрастает количество узкоспециализированных профессий, в человеке начинает проявляться больше функционального, меньше индивидуального — теряется самоидентификация. Часто это называют проф. деформацией. Но это влияет и на общение. У инженеров один лексикон и образ мышления, у художников — совсем другой. Из-за этого люди перестают понимать друг друга. К тому же, с развитием города, увеличивается численность его населения. Люди вынуждены вступать в социальные контакты с огромным количеством незнакомцев, подстраиваться под них. И все это на бешеной скорости. Так в обществе накапливаются тревожные расстройства. Затем это усугубляется: на улице у человека начинает кружиться голова, учащается сердцебиение, земля уходит из-под ног. Человек начинает бояться не только своих приступов, но и воспоминаний о них. В четырех стенах он чувствует себя в безопасности, а на улицу старается выбираться только в сопровождении близких.

Интернет, который, казалось бы, спасает — вот тебе доставка продуктов, а тут можно оплатить коммуналку в пару кликов — на самом деле только усугубляет положение. Врачи называют это ухудшением компенсаторных возможностей. Если раньше дом человека служил убежищем, то теперь он круглосуточно подключен к всемирной сети. Общество может в любой момент застигнуть его врасплох. Человек начинает жить в страхе того, что ему кто-то напишет.

Это все звучит неутешительно, но есть хорошая новость — мы живем в Одессе. Это не мегаполис. Здесь у людей меньше социальных контактов, больше времени на подготовку к общению, а значит меньше стресса. Виктор Анатольевич комментирует это так: «Одесса — ленивый город, люди не спешат жить. Как и в любом портовом городе, здесь главное торговля, а она не требует скорости, скорее смекалки. Хотя агорафобия у нас и встречается, она не носит эпидемиологического характера».

Неврозы вызываются информацией и лечатся также ею. Медикаментозное лечение при агорафобии не показано, назначается только работа с психотерапевтом.

Чем лечить?

Но если вы чувствуете, что среди людей вам хуже, чем просто некомфортно, это не приговор. Неврозы вызываются информацией и лечатся также ею. Медикаментозное лечение при агорафобии не показано, назначается только работа с психотерапевтом. Иногда выписывают антидепрессанты, но в этом заинтересован не столько врач, сколько торговый представитель препарата. На практике антидепрессанты становятся «костылем», на который человек привыкает опираться и не может откинуть, даже когда потребности в нем уже давно нет.

Многие боятся, что если они придут в ПНД за помощью — их сразу поставят на учет. В нашем обществе психические отклонения стигматизированы, так что это может повлиять на отношение окружающих и пациента к самому себе. Но в украинской медицине есть официальная лазейка — вы можете попросить о профилактическом учете. Врач заведет одноразовую карточку, и в общий список ваша фамилия не попадет. К тому же, психотерапия, в отличие от стоматологии или рентгенологии — не требует оборудования. Это позволяет врачам проводить консультации «подпольно», без документации. Еще многие частные наркологические клиники охотно берутся работать с агорафобами. С их психотерапевтами можно вообще работать анонимно. Главное помнить, что врач выступает только в роли эксперта — он лишь направляет. Всю основную работу над собой придется, все же, выполнять самому.

Конечно, нужно следить за своими переживаниями и защищаться от негативного влияния социума. Но не стоит забывать и о том, что мы формируемся посредством коммуникации. Важно работать со своими страхами, но и оставаться при этом включенным в общество.

Похожие Теги: агорафобия фобии социум
Поделиться:

Другие материалы

3195
Суррогатная мать: «Да, это своего рода бизнес…»

Разговор с героиней получился достаточно откровенный. Тоня рассказала, что привело ее к суррогатному материнству, как объясняет собственным детям свою работу и почему даже не задумывается оставлять таких малышей себе.

16 июня 2018