«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу

Александр Ройтбурд в очередной раз собрал сотни и сотни одесситов, только теперь на свои собственные похороны. О том, как прощались с директором Одесского художественного, и почему его работа в музее – это неоценимый вклад в развитие Одессы.


В среду 11 августа Одесса простилась с выдающимся одесситом Александром Ройтбурдом. Один из самых успешных и продаваемых художников Украины последние четыре года посвятил своеобразной реабилитации Одесского художественного музея, причём абсолютно во всех смыслах. Сегодня уже никому не хочется вспоминать, как ещё, кажется, совсем недавно этот музей представлял собой застывший мемориал художникам, где основной заботой было вовремя подставить ведро под текущей крышей и постараться сберечь богатую, но не очень популярную коллекцию. Знатоки и ценители, конечно, знали, что Художественному музею есть чем гордиться, но был ли он популярной площадкой среди местных и приезжих? Выстраивались ли очереди на открытие новой выставки? Устраивались ли нестандартные кураторские и директорские экскурсии? Ведь нет. А в последние годы ходить в Одесский художественный стало просто-таки модно. И ведь как это правильно – не силой, не угрозами, а пошаговой работой над популяризацией искусства. Сам Ройтбурд говорил, что хочет сделать музей, по которому интересно будет гулять целыми днями.

«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №1
«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №2
«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №3

Александр Ройтбурд был неоднозначным человеком, и у кого-то в памяти он останется одиозной фигурой, а у кого-то – человеком, который просто любил Одессу. Но любил не слепо – не замечая её проблем и скатыванию к провинциальности – а с верой в то, что кое-что всё же можно изменить, направить движение в другое русло. Ройтбурду и его команде меньше чем за четыре года удалось поменять отношение к самой по большому счёту скучной институции – к музею. По мнению художника, музейная жизнь в Одессе осталась на уровне сороковых годов прошлого века, и с этим решил побороться. И команда Одесского художественного специально подготовила список основных дел, которые были осуществлены в музее по инициативе и силами её директора. Мы перечислим не всё, ведь по большому счёту главная победа Ройтбурда заключается в том, что он сделал музей популярным и посещаемым. Хотя даже тех указанных четырёх лет у него не было – сначала он тратил бесценное время на борьбу с представителями ОппоБлока, а потом все планы нарушила пандемия. Но тем не менее.

«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №4

- за три года музейная коллекция пополнилась почти 600 новыми работами, а это больше, чем за предыдущие 30 лет;

 

- в музее были открыты и сейчас работают реставрационные мастерские, а до этого на базе Национального научно-исследовательского реставрационного центра было отреставрировано 33 работы;

 

- была проведена необходимая реставрация зала Серебряковой (тот, в котором бесконечно тёк потолок);

 

- была создана и открыта новая экспозиция современного искусства #ОтДвадцатыхДоДвадцатых – причём это в прямом смысле подарок Александра Ройтбурда Одесскому художественном и всей Одессе, ведь больше половины представленных и теперь принадлежащих музею работ находились в его личной коллекции, а остальные – это дары художников и коллекционеров, поддерживающих Ройтбурда и его желание вывести одесский музей на национальный уровень официально;

 

- в музее впервые появились отделы коммуникаций и ивентов, что позволило вывести музейный сервис на принципиально новый уровень;

 

- именно Александр Ройтбурд инициировал и осуществил три масштабных проекта, посвящённых отдельным периодам в искусстве: «Спецфонд. Розстріляне мистецтво», «Ексгумація. Соцреалізм з зібрання Одеського художнього» і «Суворі та стильні».

 

- благодаря Александру Ройтбурду появилось меценатское сообщество «Клуб Маразли», а в самом музее можно теперь часто встретить надпись, что реставрации рамы или самой работы были осуществлены за счёт частного мецената. Эта практика, давно существующая в Америке и Европе, была инициирована Александром Ройтбурдом и хочется верить, что и в дальнейшем его дело продолжится.

«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №5

Стоит отметить и то, что многое было сделано Ройтбурдом вопреки – вопреки предсказаниям его оппонентов, вопреки отсутствию должного финансирования и порой наперекор здравому смыслу. Ведь вместо того, чтобы оставаться успешным художником и почивать на лаврах, он шёл в музей и добивался перемен. Для того, чтобы понять, как именно и почему к лучшему изменился Одесский художественный, достаточно просто в него зайти и посмотреть вокруг. Несомненно, Ройтбурд не был идеальным, как и никто из живущих. И можно не любить его как художника. Но, пожалуй, закрыть глаза на те перемены, которые он инициировал в Художественном – это молчаливое преступление. У него была команда, с которой он преодолевал искусственно созданные прпятствия и упорно шёл вперёд. Возможно не так как хотелось многим, возможно не без ошибок. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. А вот Ройтбурдом или при Ройтбурде сделано было немало. Причем не только для музея, которым он руководил, но и для города, который благодаря этому музею получил шанс на культурный рывок.

«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №6
«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №7
«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №8
«Ро – наш бро»: о таком нужном вкладе Александра Ройтбурда в Одессу - изображение №9